Библиотека
Исследователям Катынского дела

Грабеж культурных ценностей

В невиданных в прошлых войнах масштабах гитлеровцы грабили культурные ценности французского народа. Они хотели добиться того, чтобы народ Франции забыл свою многовековую культуру, ослабил чувство национального самосознания, и тем самым парализовать его волю к сопротивлению чужеземным захватчикам.

Уже через несколько дней после подписания соглашения о перемирии 1 июля 1940 г. Абец направил командующему войсками группы армий «В» письмо следующего содержания: «По распоряжению фюрера министр иностранных дел приказал мне собрать все ценные предметы искусства, находящиеся в собственности государства, городских властей и музеев Парижа и в провинции. Кроме того, необходимо собрать предметы искусства, принадлежащие евреям, и передать их германскому посольству в Париже. Я рассчитываю на вашу помощь в этом деле».

Абец не ошибся. Действительно, войска вермахта оказывали ему самую широкую помощь в грабеже культурных ценностей французского народа. Начальник военной администрации 15 июля 1940 г. также распорядился, чтобы все художественные ценности были взяты на учет в местных комендатурах. Оккупационные власти вывозили из оккупированной Франции все, что представляло для них интерес. Анализом и вывозом памятников искусства занимался в Париже искусствовед-историк граф В. Меттерних, а состояние военных архивов Бельгии и Франции обследовал известный немецкий военный историк Рабенау. Директивой Кейтеля от 17 сентября 1940 г. оккупационным властям во Франции было предложено также реквизировать все польские и словацкие библиотеки в Париже, все имущество дворца Ротшильда и другое «бесхозное» еврейское имущество.

К концу августа 1940 г. были изъяты все документы и книги из богатой правительственной библиотеки в Париже. После войны в Германии было обнаружено и возвращено Франции 7 млн французских книг, и это была лишь часть награбленных оккупантами книг1. Были вывезены также все экспонаты знаменитого артиллерийского музея в Фонтебло.

Во время своего посещения Парижа Гитлер распорядился не только найти и «возвратить Германии все ценности искусства, захваченные Францией со времен Наполеона», но и изъять из государственных и частных музеев и собраний все наиболее ценные памятники искусства и старины в качестве «залога на будущих мирных переговорах». Во исполнение этого указания Геббельс создал группу специалистов во главе с генеральным директором Берлинского музея и предложил отправить в Германию произведения искусства, манускрипты, книги «германского характера», начиная с XV в. Поскольку эта акция вызвала протест мировой общественности, то в декабре 1941 г. она была прекращена и перенесена на конец войны.

В грабеже художественных ценностей во Франции активная роль принадлежала министерству иностранных дел Германии. По указанию Риббентропа для этой цели была создана особая команда, которая так и называлась «риббентроповская команда». Она непосредственно подчинялась секретарю германского посольства в Париже штурмбанфюреру СС барону фон Кюнзбергу, действовавшему при активной поддержке вермахта во Франции. Через месяц после начала своей деятельности команда Кюнзберга доносила в Берлин, что она конфисковала художественные произведения в квартире бывшего французского министра Манделя. Затем началась кампания по грабежу тысяч других квартир французских граждан.

Вскоре наступила очередь конфискации коллекций Лувра и других всемирно известных государственных музеев Франции. Но французские власти сумели многие из них вывезти на юг страны, что вызвало недовольство Абеца. Поэтому команда Кюнзберга раздобыла каталоги и репродукции всех этих ценностей и пыталась заставить правительство Виши вернуть их на территорию оккупированной Франции. Даже уполномоченный по охране художественных произведений при начальнике германской военной администрации во Франции граф Меттерних жаловался, что «члены группы Кюнзберга и посольства бестактно и непристойно насели на работников Управления французскими государственными музеями и вырвали у них наконец списки, порой пуская в ход угрозы»2.

Команде Абеца все же удалось разыскать часть картин Лувра, спрятанных в замках на оккупированной территории Франции, и вывезти их в Берлин. В конце августа 1940 г. фон Кюнзберг был отозван из Парижа и получил задание подготовиться к такой же акции на Балканах. На его место был назначен советник посольства Цейгель.

Наиболее крупной организацией, которая приобретала опыт грабежа культурных ценностей во Франции и позже распространила его и на другие оккупированные страны, был созданный 17 июля 1940 г. особый штаб Розенберга со своими особыми командами. Предполагалось, что Розенберг, назначенный 29 января 1940 г. руководителем центрального ведомства по изучению вопросов национально-социалистского мировоззрения и воспитания, после окончания войны создаст так называемую высшую школу, т. е. учреждение, где должны будут проводиться исследования проблем национал-социализма и воспитания. В порядке предварительной подготовки Розенбергу было поручено создать обширную библиотеку, где содержались бы книги всех стран. Поэтому сотрудники штаба Розенберга начали тщательное обследование всех архивов и библиотек Франции и отправляли в Германию все ценные книги и документы.

Штаб Розенберга весьма энергично интересовался и сокровищами Лувра, хотя они, как известно, не имеют никакого отношения к проблемам национал-социалистской идеологии. 25 октября 1940 г. заместитель начальника особой команды Розенберга фон Бер, ссылаясь на приказ ОКВ, потребовал от германской военной администрации во Франции выдачи находящихся во дворцах Бриссак, Шамбор и Моир предметов искусства, многие из которых были возвращены в Лувр. Здесь была создана особая группа во главе с искусствоведом д-ром Шидлауски, которая провела инвентаризацию и подготовила их к отправке в Германию.

Некоторые гитлеровские главари сами отбирали ценности французского народа для пополнения своих личных собраний. В этом отношении особо отличался Геринг3. Сперва он поддерживал риббентроповскую особую команду, затем стал покровителем штаба Розенберга. 5 ноября 1940 г. Геринг подписал специальную инструкцию о порядке грабежа и раздела награбленного имущества. В ней, в частности, отмечалось, что к первой группе имущества относятся предметы искусства, судьбу которых решит сам фюрер. Вторая группа — пополнит коллекцию самого Геринга. Третью группу предметов искусства и библиотечные фонды будет использовать Розенберг в своей «высшей школе». Остальные предметы искусства передаются в музеи Германии.

В свою личную коллекцию Геринг брал все лучшее, что было изъято из французских государственных и частных собраний, для чего в феврале 1941 г. он специально посетил Париж и осмотрел семь больших выставок в луврском зале «Жё де Пом», устроенных штабом Розенберга специально для рейхсмаршала. Некоторые картины и статуи этих выставок и большинство картин Ротшильда, отобранные Герингом, имели стоимость в несколько миллионов франков каждая4. 15 марта 1941 г. в его имение в Нойшвантейн прибыли первые 25 вагонов с картинами, старинной мебелью, гобеленами и другими ценнейшими произведениями искусства. 20 марта 1941 г. начальник штаба Розенберга Утикаль доносил своему шефу о ценностях Лувра: «По весьма осторожным подсчетам можно предполагать, что конфискованные до сих пор картины, скульптуры, мебель, ковры, гобелены и другие предметы искусства стоят более миллиарда марок».

В докладе штаба Розенберга 16 апреля 1943 г. отмечалось, что с сентября 1940 г. из оккупированных западных стран, главным образом из Франции, были отправлены 92 вагона с 2775 ящиками, содержащими картины, скульптуры, мебель и т. д. Кроме того, 53 предмета искусства были направлены специально для фюрера в Мюнхен и 594 предмета — в собственность Геринга. Согласно последующему отчету зондеркоманды, с апреля 1943 г. по июль 1944 г. из этих же картин в Германию были отправлены еще 137 вагонов с 4174 ящиками художественных ценностей.

В приговоре Нюрнбергского трибунала констатировалось, что по приказу Розенберга в декабре 1941 г. на Западе была предпринята «Акция М» (т. е. конфискация мебели), в ходе которой были разграблены 69 619 квартир, из них только в Париже 38 тыс. Для транспортировки конфискованного командой Розенберга имущества потребовалось около 27 тысяч вагонов5.

Вишистское правительство робко протестовало против вывоза в Германию конфискованных во Франции художественных ценностей. Однако Геринг, лично осмотрев ценности в Париже, приказал: «Повиноваться следует моим приказам» — и тут же распорядился об отправке в Германию следующей партии картин и скульптур. Многие картины перевозились военными самолетами, а также поездами под охраной вермахта.

В последующий период оккупации грабеж культурных ценностей Франции продолжался и особенно активизировался во время отступления немецких войск. 17 июля 1944 г. по случаю четырехлетия существования оперативного штаба Розенберг докладывал Гитлеру, что за этот период его штабу удалось отправить в Германию новые эшелоны с десятками тысяч произведений искусства, в том числе 500 работ Рубенса, Рембрандта, Вермеера, Пикассо и других художников, сотни тысяч книг, пластинок с записью ритуальной еврейской музыки, мебель, ковры. Все это, отмечал Розенберг, нужно немецкому народу для «дальнейшего духовного ведения войны». В заключение Розенберг докладывал: «После четырехлетней деятельности моего оперативного штаба я докладываю Вам, мой фюрер, что решение поставленной Вами задачи будет успешно продолжаться»6. Последний эшелон с награбленными ценностями гитлеровцам удалось отправить в Германию уже в начале августа 1944 г. Несомненно, этот «ученый» грабитель продолжал бы свое черное дело, если бы не быстрое отступление вермахта из Франции.

Как справедливо подчеркивал в своем выступлении на Нюрнбергском процессе французский обвинитель, «здесь идет речь не об отдельных кражах, которые совершаются солдатами, как это всегда было и до сих пор бывает на войне. Эта кампания грабежа проводилась систематически и по определенному плану... Стремление присвоить произведения искусства, так же как и материальные богатства, являлось одной из основ национал-социалистской захватнической политики»7.

Примечания

1. См.: Dank M. Op. cit. p. 481; La Loi nazie en France..., p. 444; Michel H. Politické aspekty německe okupace Francii... — Nacistická okupace Evropy, I/1, s. 62.

2. Зейдевиц Р. и М. Дама с горностаем. Как гитлеровцы грабили художественные сокровища Европы: Пер. с нем. М., 1966, с. 142.

3. См.: Зейдевиц Р. и М. Указ. соч., с. 36, 151; Speer A. Erinnerungen. Berlin, 1972, S. 192—194.

4. См.: Зейдевиц Р. и М. Указ. соч., с. 151; Speer A. Op. cit., S. 193—194.

5. См.: Зейдевиц Р. и М. Указ. соч., с. 152; Нюрнбергский процесс, т. 7, с. 454.

6. Dank M. Op. cit., p. 238.

7. Нюрнбергский процесс, т. 3, с. 568—569.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты