Библиотека
Исследователям Катынского дела

Территориальные притязания Италии

Важные события в эти дни назревали на юге Франции, на итало-французской границе. Объявив войну Англии и Франции 10 июня 1940 г., Муссолини выжидал и лишь через пять дней отдал приказ войскам перейти границу Франции 18 июня. Он опасался, что события на севере будут развиваться так быстро, что территориальные требования Италии к Франции не смогут быть реализованы. Так был использован шанс, который, по словам министра иностранных дел фашистской Италии графа Чиано, может представиться лишь один раз в пять тысяч лет.

Для согласования своих действий Гитлер и Муссолини 18 июня встретились в Мюнхене. Муссолини предложил тогда, чтобы итальянские войска оккупировали французскую территорию до р. Рона, включая и мосты у Лиона, Валанса и Авиньона, а также остров Корсику, военно-морские базы в Алжире (Мерс-эль-Кебире), Марокко (Касабланка) и все французское Сомали. Требуя присоединения Корсики, Муссолини настойчиво ссылался, в частности, на «итальянское происхождение» корсиканцев. В те дни он любил повторять, что «за свою безопасность Франция должна нам платить!», т. е. передать Италии Корсику, Ниццу, Тунис. Итальянская пропаганда особенно настоятельно требовала присоединения к Италии французской Савойи, спекулируя на том, что савойяры в годы борьбы итальянцев против чужеземного ига сочувствовали им.

Чтобы не создавать излишних осложнений в переговорах о перемирии с Францией, Гитлер возражал против чрезмерных требований Италии и согласился лишь на оккупацию Ниццы до р. Вар и небольших участков в Альпах. Муссолини выступал за то, чтобы присоединение района Ниццы было предусмотрено в будущем мирном договоре, мотивируя свое требование тем, что эта территория в 1860 г. была отторгнута Францией от Сардинского двора. Что же касается присоединения Савойи — родины итальянской королевской династии, — то этот вопрос не поднимался по той причине, что Савойский район лежит по другую сторону Альп и в национальном отношении имеет французский характер1.

На улицах Парижа в день вступления фашистских войск 14 июня 1940 г.

В претензиях Италии на исключительное влияние в Южной Франции и возражения Германии, в частности, проявилось немецко-итальянское соперничество во французских делах. По этому вопросу начальник оперативного руководства ОКХ генерал Гальдер 10 августа 1940 г. записал в своем дневнике следующее: «Контроль на границах. Италия претендует на исключительный контроль с ее стороны в Средиземноморском районе. Мы это не хотим»2.

Хотя ко времени совещания в Мюнхене 32 итальянские дивизии так и не смогли прорвать оборону 6 французских дивизий, и итало-французскую границу из-за сопротивления французов преодолели только отдельные итальянские патрули, все же было решено выделить Италии оккупационную зону в Южной Франции. К началу переговоров о перемирии в Компьене 22 июня 1940 г. итальянцы в течение двух дней непрерывно, но безуспешно атаковали французские позиции между Малым Сен-Бернаром и Средиземным морем. С большими потерями им удалось занять на побережье лишь местечко Ментона. 21 июня Чиано записал в своем дневнике: «Муссолини очень раздражен тем, что наши войска не продвинулись вперед ни на шаг. Сегодня у нас опять не было удачи, мы остановлены на границе первыми французскими укреплениями»3. Муссолини обратился к Гитлеру с унизительной просьбой начать наступление к Греноблю, чтобы заставить французов отступить с итало-французской границы. Но Гитлер не торопился выручать своего итальянского союзника.

Неудачи итальянцев в Альпах грозили Муссолини срывом его планов сесть за стол переговоров победителем. Поэтому он умышленно затягивал утверждение уже согласованного текста перемирия, чтобы дать возможность итальянским войскам, которыми командовал генерал Гамбар, вступить в Ниццу. Но произошло непредвиденное: в районе Ментоны французы сами перешли в контрнаступление. Муссолини вынужден был умерить свои претензии и согласиться на второстепенную роль Италии в решении французской проблемы. Чтобы как-то оправдать неудачи итальянских войск, он говорил, что итальянский народ, «который был порабощен в течение шестнадцати веков, не мог за несколько лет стать народом-победителем»4. Утром 22 июня он писал Гитлеру, что готов довольствоваться минимумом, т. е. небольшой приграничной полосой французской территории.

Когда встал вопрос о форме переговоров о перемирии между Германией и Италией, с одной стороны, и Францией, с другой, то дуче поспешил заявить, что он предпочитает, чтобы переговоры были трехсторонними и велись в одном месте и в одно время. Однако Гитлер не хотел делить плоды победы со своим незадачливым союзником и решил, что итало-французское перемирие состоится только после подписания германо-французского перемирия, и в другом месте5. Тем самым фюрер низвел итало-французское соглашение до уровня приложения к основному документу, который будет подписан представителями Германии.

Примечания

1. См.: Böhme H. Op. cit., S. 26—28.

2. Гальдер Ф. Военный дневник: Пер. с нем. М., 1969, т. 2, с. 94.

3. Цит. по: Дашичев В.И. Указ. соч., т. 1, с. 621.

4. Michel H. Les relations franco-italiennes (de l'armistice de juin 1940 à l'armistice de septembre 1943). — In: La guerre en Méditerranée 1939—1945. Actes du Colloque international tenu á Paris du 8 au 11 avril 1969. Paris, 1971, p. 486.

5. См.: Ibid., p. 487.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты