Библиотека
Исследователям Катынского дела

Введение

«Великий Карфаген, — писал известный драматург Бертольт Брехт, — вел три войны. Он был еще могуч после первой, еще обитаем после второй, после третьей его невозможно было найти».

История прусского милитаризма и германского фашизма была весьма схожей с судьбой воинственного Карфагена. За последние 80 лет существования Пруссия, затем кайзеровская и гитлеровская Германия вели пять захватнических войн. В последней из них она потерпела сокрушительный разгром. Но прежде чем произошло справедливое возмездие за развязанную фашизмом разбойничью войну, этот ударный отряд мирового империализма пролил море человеческой крови и стоил миру огромных материальных и духовных потерь. Немецкий фашизм и милитаризм вырыли пропасть между германским народом и другими народами — жертвами гитлеровской агрессии.

Многовековая история Европы содержит немало трагических страниц. Подсчитано, например, что за последнее тысячелетие ни одно поколение в Европе не прожило свою жизнь без войны. Особое место в европейской истории занимает вторая мировая война. На протяжении шести лет бушевала она на земном шаре и все эти годы фашистский режим осквернял землю Европы и душу ее народов.

«Европе мы придаем особое значение, — говорил Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев. — Здесь, в Европе, расположено более 30 государств, имеющих свою древнюю и славную историю. Здесь сосредоточен огромный экономический потенциал, высоко развиты наука и культура. Вместе с тем Европа — это территория, где в прошлом зарождались многие войны. Здесь возникали и распадались государства, вырастали и рушились целые империи»1.

Наряду со сложными и запутанными проблемами, оставшимися со времени Версаля и не решенными в межвоенные годы, вторая мировая война выдвинула немало новых, не менее сложных и противоречивых. К их числу принадлежит и проблема национальных отношений, которые в многонациональной Европе всегда в прошлом были довольно острыми. Справедливое решение ряда таких проблем государствами антигитлеровской коалиции в ходе второй мировой войны и особенно при послевоенном мирном урегулировании стало одним из условий закрепления достигнутой всеми свободолюбивыми народами победы над гитлеровской Германией.

Вторая мировая война явилась итогом острых межимпериалистических противоречий. Вместе с тем в Европе существовало и немало запутанных узлов национальных противоречий. Некоторые из них имели давнишние корни, другие же создавались гитлеровской агентурой специально для того, чтобы использовать их в агрессивных целях.

Европа по размерам сравнительно невелика. Она занимает площадь лишь в 10 500 тыс. кв. км, из которых на страны зарубежной Европы приходится около 4900 тыс. кв. км. Население всей Европы накануне второй мировой войны составляло 530 млн чел., из них три четверти жили в зарубежной Европе. Европейский континент населяют более 50 крупных национальностей, из них более 30 находятся в зарубежной Европе. Народы Европы говорят на 120 языках и наречиях. Наиболее распространенными в Европе из индоевропейских языков являются (данные 1937 г.):

10 славянских языков, на которых говорило 174,8 млн чел. (35, 2%),
7 германских языков, на которых говорило 158,4 млн чел. (32%),
7 романских языков, на которых говорило 128,9 млн чел. (26%) и
11 других языков языков, на которых говорило 33,6 млн чел. (6,8%).

Всего на 35 крупных языках Европы говорило 495 млн чел.

В силу ряда социально-политических и экономических причин во многих странах Европы процесс национальной консолидации сильно затянулся. Так, лишь в XIX в. завершилось формирование буржуазных немецкой, итальянской и некоторых других наций. Значительную роль в этом прогрессивном процессе сыграли революционные потрясения конца XVIII и первой половины XIX в. Однако далеко не все нации сумели добиться образования своих национальных государств. Так, до первой мировой войны в Европе существовало лишь 20 независимых государств.

В первой четверти XX в. наряду с социальными противоречиями крайне обострился и национальный вопрос в Европе.

Под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции и освободительной борьбы трудящихся, а также в результате первой мировой войны в Европе возник ряд новых национальных буржуазных государств, благодаря чему к 1923 г. в Европе стало уже 35 независимых государств.

Образование ряда новых государств в Европе было явлением исторически прогрессивным. Оно открыло возможности для более активного национального развитий ранее угнетенных народов, хотя и не решало, да и не могло решить всех национальных проблем, не говоря уже о проблемах социальных.

Эпоха новейшей истории, начало которой положила Великая Октябрьская социалистическая революция, характеризуется, с одной стороны, успешным строительством социализма в СССР, ростом влияния прогрессивных сил и прежде всего коммуниста ческих партий в капиталистических странах, подъемом национально-освободительного движения в колониальных и зависимых странах и, с другой стороны, усилением эксплуатации трудящихся со стороны монополий, фашизацией государственного аппарата и ликвидацией буржуазно-демократических свобод в ряде стран. Чтобы укрепить свои классовые позиции и ослабить единство рабочего класса и всех трудящихся как в национальном, так и в международном масштабе, буржуазия активизировала попытки посеять среди трудящихся национальную рознь, гальванизировать различные расистские теории, а борьбу трудящихся за социальное освобождение подменить борьбой за исправление государственных границ.

На первом этапе общего кризиса капитализма важное место в национальном вопросе во многих странах Европы стали занимать усилившиеся попытки буржуазных идеологов «теоретически» обосновать великодержавный шовинизм и фашизм.

«Для обоснования «законности» агрессии и «права» фашистского государства на захват и порабощение других народов использовались расовая теория и тесно связанные с ней национал-шовинистические идейки. Внушая немцам, что они, как «избранный народ», самой «судьбой» и «кровью» определены для господства, нацистская пропаганда воспитывала высокомерное отношение и презрение к другим народам»2.

В результате националистической демагогии, провокаций, подрывной деятельности со стороны гитлеровской Германии и фашистской Италии, а также вследствие великодержавной политики реакционных кругов буржуазно-демократических государств как в Центральной и Юго-Восточной, так и в Западной Европе к середине 30-х годов образовалось несколько очагов национальных противоречий.

В частности, в 30-е годы главным образом по вине германского империализма обострились национальные противоречия в пограничных районах Германии и ряда ее западных соседей — во Франции по вопросу об Эльзасе и Лотарингии, в Бельгии — об Эйпене и Мальмеди, в Италии — о Южном Тироле и в Дании — о северной части Шлезвиг-Гольштейна.

Эти и другие очаги межнациональных противоречий являлись одной из составных частей того острого предвоенного политического кризиса, который по вине наиболее агрессивных сил империализма охватил Европу во второй половине 30-х годов и в конечном счете привел ее к новому военному пожару.

Межимпериалистические противоречия достигли тогда такой остроты, что германский империализм решил, что наступил подходящий момент развязать вторую мировую войну для достижения своих целей установления мирового господства. Западные империалистические державы, продолжая политику пособничества Гитлеру, оформленную ими в Мюнхене, строили свои расчеты на том, чтобы удовлетворить захватнические устремления Германии в первую очередь за счет Советского Союза.

«История 20—30-х годов XX века особенно ярко показала, что террористическая диктатура наиболее реакционных кругов буржуазии в любом своем проявлении несет не только уничтожение элементарных демократических свобод в тех странах, где она возникла, но и военную угрозу народам других стран, всему человечеству»3.

Коммунистическая партия и Советское правительство развернули активную борьбу за организацию коллективного отпора фашистской агрессии, за сплочение международного коммунистического и рабочего движения и всех демократических сил для отпора фашистской агрессии. Большой вклад в разработку новой ориентировки коммунистического движения по вопросам борьбы против фашизма и готовившейся им войны внес VII конгресс Коммунистического Интернационала, состоявшийся в 1935 г. Он подчеркнул необходимость нового подхода к проблеме отношения рабочего класса к войне, определил четкую линию действий в борьбе против фашизма и угрозы войны, обосновал политику единства антиимпериалистических, демократических сил в новых условиях. Конгресс решительно выступил против национального нигилизма, имевшего распространение в некоторых компартиях, и отверг ряд левацких концепций по национальному и национально-колониальному вопросам4.

Однако предотвращение новой мировой бойни зависело не только от Советского Союза, мирового коммунистического движения и других демократических сил, но и от действий правительств других стран, и прежде всего США, Англии и Франции, которые проводили политику попустительства агрессору.

Попытки правительств этих стран сговориться с гитлеровской Германией за счет Советского Союза рассматривались в Берлине как свидетельство слабости и привели к тому, что Германия решила сначала разгромить своих империалистических соперников на Западе. С этой целью она все более открыто предъявляла территориальные требования к Польше, Франции и другим странам, подстрекала к ирредентистскому движению живших в них немцев. Задача гитлеровцев значительно облегчалась тем, что на европейском континенте, как уже отмечалось выше, по-прежнему существовал ряд горячих очагов национальных противоречий и спорных проблем. Гиперболизируя нерешенные и создавая новые проблемы в сфере национальных взаимоотношений, они стремились расколоть и ослабить народы Европы, чтобы подавлять их порознь и лишь потом приступить к решению своей главной задачи — уничтожить первое в мире социалистическое государство — Советский Союз и установить мировое господство.

Территориальные изменения в Европе по Версальскому мирному договору

Готовя новую мировую войну, германский фашизм учитывал сложность национальных отношений в Европе и искал союзников не только в государствах, правящие круги которых имели какие-либо территориальные претензии к своим соседям. Гитлеровцы стремились использовать также словацкий и фламандский буржуазный автономизм, хорватский и бретонский реакционный сепаратизм и другие течения. Германский фашизм, взяв на вооружение расистскую теорию, активно поддерживал реакционную национальную политику, которую проводили правящие круги во многих капиталистических странах Европы. Он широко использовал националистические предрассудки мелкобуржуазных масс, а также любую трещину в межнациональных отношениях в Европе, чтобы расширить ее и вбить клин между народами. Национальное угнетение и неравноправие национальных меньшинств во многих странах буржуазной Европы облегчали гитлеровским и итальянским оккупантам осуществление их агрессивных актов.

При оценке того или иного аспекта национального вопроса в Европе и определении его прогрессивного или реакционного характера автор исходил из классовых позиций, опираясь на известное марксистско-ленинское положение о подчиненном характере национального вопроса по отношению к вопросу о социальном освобождении трудящихся и рассматривая борьбу за национальное освобождение как неотъемлемую часть общего революционного процесса.

Анализ международных конфликтов в Европе, поводом для которых были национальные разногласия, свидетельствует о том, что их глубинные причины были не столько чисто национальные, сколько социально-экономические. Суть и первопричина любой формы национального угнетения в современную эпоху кроется в империализме. Невозможно понять, а тем более решить национальный вопрос, не учитывая классовую борьбу и социальный строй общества.

Национальные связи отличаются большой устойчивостью, однако они никогда не отменяли и не могли отменить классовых различий внутри наций или национальных меньшинств. Поэтому, чтобы правильно оценить характер того или иного национального движения, нужно прежде всего определить характер классового антагонизма и ответить на вопрос, какому классу служит данное национальное движение. Если на ранних стадиях капитализма национальный вопрос в целом не выходил за внутригосударственные рамки, то с утверждением империализма он превратился в мировой вопрос. Империализм беспощадно подрывал основы национальных государств и стремился к порабощению все новых и новых стран и народов. Поэтому разделение наций на угнетающие и угнетенные В.И. Ленин называл сутью империализма в национальном вопросе.

По своей природе рабочий класс интернационален. Вместе с тем в реальной действительности он действует в национальных рамках и на определенной национальной почве, разделенной государственными и национальными перегородками. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «Если не по содержанию, то по форме борьба пролетариата против буржуазии является сначала борьбой национальной»5. Интернациональный характер действий пролетариата неизбежно преломляется через призму национальных условий. Вот почему буржуазия постоянно стремится обосновать идею о том, будто конфликты между нациями и расами обусловлены законами природы, привить трудящимся всевозможные националистические предрассудки, разжечь межнациональную рознь и тем самым помешать интернациональному сплочению трудящихся. «Войнам благоприятствуют националистические предрассудки, — писал В.И. Ленин еще в 1908 г., — систематически культивируемые в цивилизованных странах в интересах господствующих классов, с целью отвлечь пролетарские массы от их собственных классовых задач и заставить их забыть долг международной классовой солидарности»6.

Коммунисты всегда были, есть и будут непримиримыми и принципиальными противниками реакционного буржуазного национализма — одного из наиболее отвратительных проявлений буржуазной идеологии, не имеющего ничего общего с национальными интересами народов. Более того, буржуазный национализм отрицает эти интересы.

Среди основных форм и исторических разновидностей национализма, культивируемых и поддерживаемых реакционной буржуазией в 30-е годы XX в., особую опасность представлял национал-социализм, или фашизм. «Монополистический капитал, — отмечается в Программе КПСС, — порождает идеологию фашизма — идеологию крайнего шовинизма и расизма»7.

Фашизм как политическое явление — продукт кризисного состояния империализма. Он возник после первой мировой войны как выражение стремлений наиболее реакционных, шовинистических кругов финансового капитала к открытой террористической диктатуре8. Германская фашистская идеология и политика впитали в себя все наиболее отвратительные черты национализма германской монополистической буржуазии.

Функции фашизма как политического явления по своей сущности весьма противоречивы. Поэтому говорить о единстве и цельности фашистской идеологии можно весьма условно. В 1935 г. в лекциях для итальянских коммунистов-подпольщиков, слушателей Ленинской школы в Москве, П. Тольятти говорил: «Что мы обнаруживаем, анализируя фашистскую идеологию? Всего понемногу. Эта идеология эклектична. Но крайний национализм — повсюду составная часть идеологии всех фашистских движений. Об Италии вряд ли нужно много говорить. В Германии же указанная особенность выражена еще сильнее, потому что Германия — нация, потерпевшая поражение в войне, и национализм представлялся там наиболее подходящим средством для объединения широких масс»9.

В национальном вопросе фашистская идеология причудливо сочетала в себе концепции национализма и идеи наднационального государства и его институтов. История новейшего времени дает немало примеров того, как фашистская идеология облекалась в национальные одежды. Причем монополистические круги разных фашистских и профашистских стран использовали эту идеологию не только против прогрессивных сил, но, опираясь на национализм, и друг против друга. Так, германские нацисты неоднократно выступали против «чрезмерных» претензий итальянских фашистов, японские милитаристы стремились иногда помешать своему германскому партнеру, постоянная драка шла между венгерскими и словацкими, между румынскими и венгерскими фашистами и т. д.

С идеологией расизма и звериного национализма была тесно связана и социальная демагогия фашистской партии, направленная на то, чтобы путем ограбления других народов и стран подкупить и развратить народные массы самой Германии.

Давая оценку классового характера фашизма и самой реакционной его разновидности — фашизма германского типа, Г. Димитров на VII конгрессе Коминтерна в 1935 г. говорил: «Германский фашизм — это не только буржуазный национализм. Это звериный шовинизм»10. Отмечая лживость и цинизм фашистской идеологии, Г. Димитров говорил тогда, что эта идеология использует как частнособственнические инстинкты, так и националистические предрассудки масс. «Фашисты перетряхивают всю историю каждого народа для того, чтобы представить себя наследниками и продолжателями всего возвышенного и героического в его прошлом, а все, что было унизительного и оскорбительного для национальных чувств народа, используют как оружие против врагов фашизма»11.

Так, один из идеологов фашизма А. Розенберг в своем сочинении «Миф XX-го века» утверждал, будто только германцы играли ведущую роль в общественной жизни Рима, а позже — Италии. «Даже ренессанс, — писал он, — это в значительной мере результат влияния нордической германской крови». Более того, утверждал Розенберг, «германские элементы приводили в порядок хаос, царивший в русских степях и в жестокой форме приучали население к государственной форме правления. Позже функции вымерших викингов продолжали немецкие ганзейцы»12.

Особую актуальность национальный вопрос приобретает в такие кризисные в истории народов периоды, как войны, потому что нерешенность национального вопроса и обострение национальных взаимоотношений нередко используется агрессором в качестве одного из поводов нападения на другую страну. В период войн серьезно сокращается сама основа физического существования многих национальностей и национальных групп, а некоторые из них подвергаются опасности полного уничтожения. Наконец, пользуясь военной обстановкой и вызываемыми ею ограничениями политических свобод в капиталистических странах, правящие круги усиливают как социальное, так и национальное угнетение.

Каково же было содержание национального вопроса в оккупированной Европе в годы второй мировой войны? Это был сложный комплекс политических, экономических, культурных, правовых и прочих взаимоотношений между чужеземными фашистскими оккупантами и порабощенными ими нациями, а также между самими национальными группами и народностями разных стран, включающий в себя, с одной стороны, систему национального гнета и национального неравенства, царивших в оккупированной Европе, и, с другой — борьбу прогрессивных сил, возглавляемых прежде всего коммунистическими партиями, направленную на уничтожение фашистского национального гнета, привнесенного оккупантами, и достижение подлинного национального равноправия внутри данного государства. Борьба за национальный и государственный суверенитет в годы второй мировой войны, как и в предыдущий период, являлась одной из форм общедемократического движения.

Особенность национального вопроса в зарубежной Европе в период второй мировой войны определялась следующими факторами:

во-первых, его нерешенностью в межвоенные годы, вследствие чего в ряде районов Европы и в период войны он по-прежнему стоял довольно остро;

во-вторых, человеконенавистнической расистской политикой правящих кругов гитлеровской Германии и ее союзников, которые как в своих собственных, так и в оккупированных странах при поддержке местных коллаборационистов проводили политику беспощадного физического уничтожения, национального угнетения и подавления национальной культуры других народов;

в-третьих, антифашистской освободительной борьбой народов, всех прогрессивных сил и особенно коммунистических партий, выступавших против национального угнетения в любых его формах и проявлениях, за действительное национальное и социальное освобождение;

в-четвертых, примером Советского Союза, где национальный вопрос был уже решен. СССР являл собой образец национального и социального единства и был главной силой, выступившей против гитлеровских захватчиков, изгнавшей их со своей земли и оказавшей братскую помощь в освобождении народов зарубежной Европы.

Национальное угнетение порабощенных народов со стороны немецко-фашистских захватчиков было непосредственно связано с классовой политикой германских монополий. В статье «К четырехлетней годовщине Октябрьской революции» В.И. Ленин писал, что международная политика финансового капитала, порождая империалистические войны, одновременно «неизбежно порождает неслыханное усиление национального гнета, грабежа, разбоя, удушения слабых, отсталых, мелких народностей кучкой «передовых» держав...»13.

Типичной в этом отношении была вторая мировая война, в ходе которой германский фашизм в Европе и японский милитаризм в Азии довели национальное угнетение до своей высшей степени, сочетая геноцид с насильственной ассимиляцией, натравливая нации друг на друга, унижая и подавляя национальное самосознание.

В данной конкретно-исторической обстановке вызванные чужеземной оккупацией национальные чувства, т. е. чувства принадлежности к определенной нации и любви к ней, по своей основной направленности совпадали с патриотическими чувствами, выражали любовь к родине, сознание гражданской ответственности за ее судьбы и готовность служить ей в борьбе против угнетателей. В то же время в условиях чужеземного господства зарождались не только национальные, но и националистические чувства, являющиеся извращенным отражением национальных чувств, их абсолютизацией. Причем грани между этими двумя национальными тенденциями были весьма подвижны, что обусловливало их взаимопроникновение и перерастание одного в другое.

Применительно к первой мировой войне В.И. Ленин неоднократно указывал на то, что по своему политическому характеру она являлась несправедливой, империалистической войной со стороны обеих воевавших коалиций. Национальный момент в этой войне был представлен лишь борьбой нескольких малых наций, в том числе борьбой сербского народа против австрийских поработителей. Но «национальный момент сербско-австрийской войны, — отмечал В.И. Ленин в статье «Крах II Интернационала», написанной в 1915 г., — никакого серьезного значения в общеевропейской войне не имеет и не может иметь»14.

Иная обстановка сложилась в Европе в ходе второй мировой войны, когда национальный фактор, как никогда ранее, проявил свой относительно самостоятельный характер и способность играть важную роль в борьбе против фашизма, в которой участвовали разнородные классовые и общественно-политические силы. Цели германского империализма в этой войне заключались не только в ослаблении экономических позиций его империалистических противников, завоевании рынков сбыта и источников сырья, но и в ликвидации исторически сложившихся национальных государств и в физическом уничтожении целых народов и этнических групп. Такие человеконенавистнические и варварские цели не могли не повлиять решающим образом на политический характер борьбы свободолюбивых народов против фашизма, борьбы, которая с первых же дней войны против гитлеровской Германии была освободительной и справедливой. Национально-освободительные задачи, наполненные антиимпериалистическим, демократическим содержанием, имели прогрессивное значение. По этой причине национальный момент, имея общедемократический характер, в годы второй мировой войны приобрел гораздо большее значение, чем во время первой мировой войны. Социальные требования народов, выдвинутые в ходе антифашистской борьбы, тесно переплетались с борьбой за национальное освобождение. Нашло свое подтверждение положение, которое еще до первой мировой войны сформулировал В.И. Ленин. Он подчеркивал тогда, что, хотя классовый антагонизм оттеснил в буржуазных странах на задний план национальные вопросы, их «появление на авансцене политической драмы» возможно15. Такой «политической драмой» человечества в XX в. стали две мировые войны.

Режим национального угнетения, установленный гитлеровской Германией в оккупированной Европе в 1938—1945 гг., уже давно ушел в прошлое и, казалось, со временем теряет свою актуальность. Однако человечество должно знать события тех лет, ибо всякое прошлое тоже когда-то было будущим.

До сих пор, пока еще действуют силы, мечтающие о возрождении фашизма, пока еще существует империализм, остаются актуальными призывные слова замечательного чехословацкого патриота и интернационалиста Юлиуса Фучика: «Люди, будьте бдительны!»

Переселения, осуществленные гитлеровцами в 1939—1945 гг.

Более трети века прошло со времени завершения второй мировой войны. За это время историки много сделали, чтобы исследовать вопрос о том, как мы победили врага. Однако человечество, особенно молодое поколение, еще явно недостаточно знает, какого опасного врага мы победили.

Характерные черты, особенности и методы осуществления антинациональной политики гитлеровской Германии в годы второй мировой войны, как и вообще установленный ею оккупационный режим в разных европейских странах, в том числе в Западной и Северной Европе, привлекали внимание исследователей различных специальностей (историков, юристов, экономистов, демографов) с первых послевоенных лет. Изучение этих проблем продолжается и поныне. Однако оно характеризуется известной односторонностью. Если, например, проблемы переселений, экономический аспект оккупационной политики гитлеровцев и специфические черты оккупационного режима в тех или иных странах исследованы несколько более обстоятельно, то общие вопросы оккупационной политики гитлеровской Германии, особенно ее национальный аспект, не получили еще в литературе должного освещения и обобщения.

В годы второй мировой войны из-за отсутствия документов каких-либо крупных монографических трудов по данной проблеме не издавалось. В Советском Союзе в журналах и газетах публиковались официальные заявления Советского правительства, а также статьи, в которых разоблачался немецко-фашистский оккупационный режим и террор гитлеровцев в отношении народов захваченных ими стран. В те годы была издана лишь одна книга крупного специалиста по национальному вопросу в Европе — И.Д. Левина16. Эмигрантские правительства ряда оккупированных стран периодически публиковали официальные заявления, в которых содержались сведения о массовом терроре гитлеровцев в этих странах.

В первые послевоенный месяцы в связи с непосредственной подготовкой мирного урегулирования в Европе интерес к территориальным и национальным проблемам резко усилился и приобрел прикладное значение. Первым исследованием такого рода можно назвать книгу «Переселения народов Европы в 1939—1945 гг.» американского историка И. Шехтмана17. Автор предпринял попытку нарисовать общую картину передвижения населения в годы только что закончившейся войны. Однако фактическая база его исследования была весьма скудна, так как автор, естественно, не мог использовать ни одного архива, ограничившись лишь опубликованными данными, и то прошедшими военную цензуру. Поэтому его труд, сыграв в свое время полезную роль, в настоящее время не может служить солидным источником и нуждается в весьма критическом к нему отношении.

Ход Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками, опубликование материалов этого процесса и открывшийся, хотя еще и ограниченный доступ к трофейным документам различных учреждений и ведомств Германии в 50-е годы позволили исследователям более основательно изучить различные аспекты гитлеровской оккупационной системы в Европе, и в частности в странах Западной и Северной Европы.

Ряд публикаций по этой проблеме издал находившийся в западногерманском городе Тюбинген специальный институт по проблемам оккупации. Среди пих можно отметить обобщающую, богатую фактическими данными монографию В. Гердега18. В Западной Германии был опубликован и ряд других работ, посвященных оккупационному режиму в отдельных странах. Авторы некоторых из этих работ сами были сотрудниками оккупационных органов и поэтому постоянно пытаются показывать свою деятельность в выгодном для себя свете19.

Несколько работ об оккупационном режиме вышло во Франции, Италии, Дании, Норвегии и в некоторых других капиталистических странах20. В них широко используется архивный материал и воспоминания. Однако методологическая основа трудов, написанных буржуазными авторами, неприемлема. В этих странах имеется обширная марксистская литература, в которой характер гитлеровского оккупационного режима анализируется с научных позиций. Это очерки истории коммунистических партий, сборники документов, а также монографические исследования историков-марксистов и воспоминания участников движения Сопротивления21.

Анализу принципов и особенностей оккупационной политики гитлеровской Германии в различных странах Европы было посвящено несколько докладов на международных научных конференциях и симпозиумах. В частности, богатый материал содержится в сборниках докладов, прочитанных на конференциях в Милане в 1961 г. и Карловых Варах в 1963 г. Но изучению национального аспекта оккупационной политики на этих конференциях, к сожалению, было уделено недостаточное внимание. Большой интерес представил организованный по инициативе польских историков в 1973 г. в г. Замостье научный симпозиум, специально посвященный переселенческой политике гитлеровцев в годы второй мировой войны.

Угон иностранных рабочих в гитлеровскую Германию в 1939—1945 гг.

Советская историография за последнее десятилетие обогатилась рядом ценных исследований о гитлеровском оккупационном режиме и борьбе народов против него в странах зарубежной, в частности Западной и Северной, Европы. На этом поприще плодотворно работают Ю.В. Борисов, Г.С. Филатов, А.С. Кан, М.А. Полтавский, Ю.В. Кудрина, А.М. Носков, Е.М. Самотейкин, Г.М. Ратиани, В.П. Смирнов, И.А. Колосков, Н.Г. Цырульников, В.Т. Фомин22. Для большинства этих обобщающих трудов характерно то, что их авторы стремятся глубже анализировать внутренние социально-экономические процессы в оккупированных странах, исследовать непосредственную связь расистской политики гитлеровцев с интересами германских монополий, показать конкордат правящих классов оккупированных стран с чужеземными захватчиками во имя защиты своих классовых интересов.

Несмотря на то что на книжном рынке по данной проблематике появляется все больше и больше работ, представляющих собой монографии, сборники статей, воспоминания, все же главными источниками для ее дальнейшей разработки по-прежнему остаются архивные документы. В частности, богатый документальный материал содержится в немецких трофейных фондах Национального архива США, в федеральном архиве г. Кобленц и военном архиве в г. Фрейбурге (ФРГ). Эти документы были широко использованы автором при написании настоящей работы.

Изучив часть документов названных архивов, а также опубликованную литературу, автор предпринял попытку в обобщенном виде раскрыть содержание и методы осуществления гитлеровской Германией политики национального угнетения в странах Западной и Северной Европы в годы второй мировой войны. Анализ этой политики подтверждает ту смертельную опасность для национального существования европейских народов, которую пес германский фашизм и взлелеявший его международный империализм.

Что же касается великодержавной политики правящих кругов той или иной оккупированной или зависимой от Германии страны, направленной на угнетение национальных меньшинств, то она анализируется лишь в той мере, в какой это поможет читателю лучше понять характер оккупационного режима, установленного гитлеровскими захватчиками. Исходя из тех же соображений, автор не ставил своей целью широко осветить внутриполитическое положение в оккупированных странах, движение Сопротивления, деятельность коммунистических и рабочих партий. Эти проблемы частично отражены в имеющейся литературе и могут стать предметом особого исследования.

Предпринимая попытку раскрыть содержание и методы немецко-фашистской политики национального угнетения, автор исходил из положений, содержащихся в документах КПСС и международного коммунистического движения, выдвигающих в качестве одной из актуальных задач коммунистов разоблачение и искоренение неофашизма и расизма.

Для решения этой задачи важное значение приобретает научное разоблачение всех аспектов «теории», политики и практики германского фашизма. Основанный на многочисленных фактах показ реакционной сущности политики гитлеризма в оккупированных странах будет содействовать воспитанию ненависти не только к гитлеровскому фашизму, но и к современному неофашизму, а также к тем империалистическим силам, которые его породили.

Предметом исследования является группа стран Западной и Северной Европы. Причины избрания для исследования именно этих стран следующие: во-первых, некоторые из государств этого региона были давнишними империалистическими соперниками Германии, что не могло соответствующим образом не повлиять на характер установленного в них оккупационного режима; во-вторых, поскольку население этих стран в национальном отношении однородно (кроме Бельгии), национальных противоречий в них практически не существовало. Оккупанты, верные своей политике «разделяй и властвуй», стремились «изобрести» их искусственно, и рассмотрение их методов и мероприятий в этой связи представляет несомненный интерес; в-третьих, немецко-фашистские расисты по-разному относились к народам Северной и Западной Европы, расценивая одни как принадлежащие к «нордической» расе, другие — как «расовонеполноценные». Рассмотрение ситуации в этих странах позволяет проследить различные формы национального угнетения, зависевшие от расистской идеологии нацистов и их «геополитических» принципов. И, в-четвертых, различные страны рассматриваемого региона по-разному были захвачены гитлеровской Германией. Это также повлияло на политику оккупантов по отношению к народам этих стран.

Примечания

1. Брежнев Л.И. О внешней политике КПСС и Советского государства: Речи и статьи. М., 1973, с. 410.

2. История второй мировой войны. 1939—1945. М., 1973, т. 1, с. 146.

3. История второй мировой войны. 1939—1945. М., 1974, т. 2, с. 439.

4. См.: Пономарев Б.Н. Коммунисты в борьбе против фашизма и войны, за мир, демократию и социализм. — Коммунист, 1975, № 11, с. 13—14.

5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 4, с. 435.

6. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 188—189.

7. Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1973, с. 53.

8. См.: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 1, с. 54.

9. Тольятти П. Лекции о фашизме: Пер. с итал. М., 1974, с. 16.

10. Димитров Г. Доклад на VII Всемирном Конгрессе Коммунистического Интернационала: Политический отчет ЦК БРП(к) V съезду партии. М., 1958, с. 7.

11. Там же, с. 67.

12. Rosenberg A. Der Mythus des 20. Jahrhunderts: Eine Wertung der seelischgeistigen Gestaltenkämpfe unserer Zeit. München, 1935, S. 81,112.

13. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 148.

14. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 241.

15. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 239.

16. См.: Левин И.Д. Война и национальный вопрос в Европе. Ташкент, 1943.

17. См.: Schechtman J.B. European Population Transfers 1939—1945. N.Y., 1946.

18. См.: Herdeg W. Grundzüge der deutschen Besatzungsverwaltung in den west und nordeuropäischen Ländern während des Zweiten Weltkrieges. Tübingen, 1953.

19. См.: Jäckel E. Frankreich in Hitlers Europa: Die deutsche Frankreichpolitik in Zweiten Weltkrieg. Stuttgart, 1966; Böhme H. Enstehung und Grundlagen des Waffenstielstandes von 1940. Stuttgart, 1966; Umbreit H. Der Militärbefehlshaber in Frankreich 1940—1944. Boppard a. Rh 1970; Schräder J. Italiens Kriegsaustritt. 1943. Die deutschen Gegenmaßnahmen im italienischen Raum. Göttingen, 1969; Wagner W. Belgien in deutschen Politik während des Zweiten Weltkrieges. Boppard a. Rh., 1974; Grimm Fr. Frankreich-Berichte 1934 bis 1944. Bodman — Bodensee, 1972.

20. См.: Documents réunis par Philippe Héraclès: La Loi nazie en France. Paris, 1974; Michel H. La guerre de l'ombre: La Résistance en Europe. Paris, 1970; Boterf H. La Bretagne dans la guerre. Paris, 1969; Vartier J. Histoires secrètes de l'occupation en zone interdite: Dès Ardennes au Jura (1940—1944). Paris, 1972; Mammarella G. L'Italia dopo il fascismo. 1943—1968. Bologna, 1972; Colin A. Le gouvernement de Vichy 1940—1942; Institutions et politique. Paris, 1972; Wendt Fr. Danmarks historié. København, 1966, Bd. 14; Collotti E. L'ammistrazione tedesca dell'Italia occupata 1943—1945: Studio e documenta Milano, 1963; Riste O. and Nökleby B. Norway 1940—1945. The resistance movement. Oslo, 1970; Norges krig 1940—1945. Oslo, 1950, Bd. 2; Koch-Kent H. 10 Mai 1940 en Luxemburg. Luxemburg, 1971; L'emploi de la main d'oeuvre belge sous l'occupation 1940. Bruxelles, 1970.

21. См.: Norges Kommunistiske Partis historié. Oslo, 1963; Historie du Parti communiste français (manuel). Paris, 1964; Le Parti communiste français dans la Résistance. Paris, 1967; Тридцать лет жизни и борьбы Итальянской Коммунистической партии: Пер. с итал. М., 1953; Коммунисты в борьбе за независимость Австрии. Сб. статей: Пер. с нем. М., 1956.

22. См.: Борисов Ю.В. Новейшая история Франции. 1917—1964. М., 1966; Киссельгоф И.С. История Франции в годы второй мировой войны. М., 1975; Филатов Г.С. Крах итальянского фашизма, М., 1973; Кан А.С. Внешняя политика Скандинавских стран в годы второй мировой войны. М., 1967; Полтавский М.А. Дипломатия империализма и малые страны Европы (1938—1945 гг.). М., 1973; Кудрина Ю.В. Дания в годы второй мировой войны. М., 1975; Самотейкин Е.М. Растоптанный нейтралитет: Как и почему Норвегия стала жертвой фашистской агрессии. М., 1971; Носков А.М. Норвегия во второй мировой войне. 1940—1945. М., 1973; Ратиани Г.М. Конец Третьей республики во Франции. М., 1964; Колосков И.А. и Цырульников Н.Г. Народ Франции в борьбе против фашизма. М., 1960; Смирнов В. Я. Франция во время второй мировой войны. М., 1961; История фашизма в Западной Европе. М., 1978; Фомин В.Т. Фашистская Германия во второй мировой войне: Сентябрь 1939 — июнь 1941. М., 1978.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты