Библиотека
Исследователям Катынского дела

Германские проблемы

Главной проблемой, обсуждавшейся главами трех держав на Берлинской конференции, явился вопрос об обращении с Германией.

В результате разгрома и безоговорочной капитуляции Германии она была оккупирована войсками СССР и его союзников, они осуществляли в ней верховную власть. Требовалось безотлагательно и совместно наметить дальнейший путь развития Германии, согласовать цели оккупации и общую политику оккупирующих держав по ряду важнейших политических и экономических вопросов, определить границы Германии. Германия не имела ни своего правительства, ни каких-либо иных общегосударственных властей. Экономика страны находилась в состоянии разрухи. Тотальная война, которую вели гитлеровцы, привела страну к тотальному развалу. При рассмотрении на конференции вопроса о том, что же, собственно, представляет собой Германия, И.В. Сталин отметил, что трудно дать иное определение, кроме как «разбитая страна»1.

Исходя из решений, принятых на Крымской конференции, в Европейской консультативной комиссии и на первых заседаниях Контрольного совета в Германии, представители СССР, США и Англии рассмотрели на Берлинской конференции мероприятия по демилитаризации, денацификации и демократизации Германии, а также много других важнейших вопросов, связанных с определением дальнейшей судьбы немецкого народа.

При самом активном участии советской делегации на конференции было выработано соглашение — «Политические и экономические принципы, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период».

В итоговом Сообщении о Берлинской конференции говорилось, что германский милитаризм и нацизм будут искоренены и союзники, в согласии друг с другом, примут и другие меры, необходимые для того, «чтобы Германия никогда больше не угрожала своим соседям или сохранению мира во всем мире». В то же время три державы заявляли, что они «не намерены уничтожить или ввергнуть в рабство немецкий народ». Они провозглашали свое намерение дать немецкому народу возможность осуществить реконструкцию своей жизни на демократической и мирной основе, с тем чтобы с течением времени занять место среди свободных и миролюбивых народов мира2.

Было решено, что целью оккупации Германии является полное разоружение и демилитаризация Германии и ликвидация всей германской промышленности, которая может быть использована для военного производства, или контроль над ней. Для того чтобы «навсегда предупредить возрождение или реорганизацию германского милитаризма», предусматривалось ликвидировать все сухопутные, морские и воздушные вооруженные силы Германии, СС, СА, СД, гестапо, генеральный штаб, а также другие военные и полувоенные организации. Все вооружение подлежало передаче союзникам или уничтожению. Запрещалось производство в Германии вооружения, военного снаряжения и орудий войны, а также производство всех типов самолетов и морских судов3.

Предусматривалось уничтожение национал-социалистской партии, предупреждение ее возрождения в какой-либо форме. Отменялись нацистские законы.

Вместе с тем разрешались и поощрялись все демократические политические партии, могли создаваться свободные профсоюзы, население Германии могло пользоваться свободой слова и печати.

Берлинская конференция приняла согласованное уже ранее решение о том, что в период оккупации Германия должна рассматриваться как единое экономическое целое. Но было решено, что «пока... не будет учреждено никакого центрального германского правительства»4.

В берлинских соглашениях предусматривалось, что в начальный контрольный период верховная власть в Германии будет осуществляться главнокомандующими вооруженных сил СССР, США, Англии и Франции соответственно в их зонах оккупации. По вопросам, касающимся Германии в целом, они должны были действовать совместно как члены Контрольного совета.

Советские представители внесли предложение о том, что главный арсенал германского милитаризма — Рурская промышленная область должна в административном отношении находиться под совместным контролем США, Великобритании, СССР, Франции, а управление областью должно осуществляться Союзным советом, состоящим из представителей этих четырех держав5. Однако Англия не согласилась на установление над Руром, который входил в британскую зону оккупации, четырехстороннего контроля с участием СССР.

Согласно решениям Крымской конференции, в Лондоне с марта 1945 г. работала комиссия, занимавшаяся проблемой расчленения Германии. Однако ее деятельность оказалась безрезультатной. Советский представитель в этой комиссии Ф.Т. Гусев 26 марта направил председателю комиссии А. Идену письмо, в котором сообщал, что Советское правительство рассматривает соответствующее решение Крымской конференции «не как обязательный план расчленения Германии, а как возможную перспективу для нажима на Германию с целью обезопасить ее в случае, если другие средства окажутся недостаточными». Для ориентации своего представителя Советское правительство сообщало: «Англичане и американцы, которые первые поставили вопрос о расчленении Германии, хотят теперь свалить на СССР ответственность за расчленение с целью очернить наше государство в глазах мирового общественного мнения»6. Никаких рекомендаций по вопросу о расчленении Германии эта комиссия так и не разработала.

Позиция Советского правительства по этому вопросу была изложена также в обращении И.В. Сталина к советскому народу 9 мая 1945 г. Он заявил, что Советский Союз «не собирается ни расчленять, ни уничтожать Германию»7. В результате такой позиции СССР вопрос о расчленении Германии был снят с обсуждения.

Однако, как видно из высказываний Гопкинса в беседе со Сталиным в июне 1945 г., президент Трумэн по-прежнему «был склонен к расчленению» Германии и особенно выступал за отделение от Германии Саара, Рура и западного берега Рейна8. Адмирал Леги, участвовавший в доработке планов США, проводившейся американской делегацией во время пути из Вашингтона в Берлин, свидетельствует, что Трумэн подробно ознакомился с планами Рузвельта о расчленении Германии и был согласен с ними. В окончательном варианте предложений, подготовленных американским правительством к Берлинской конференции, предусматривалось «расчленение Германии на несколько самостоятельных государств»9.

В ходе Берлинской конференции становилось очевидным, что английские и американские планы расчленения Германии приобретают иные очертания. Стал вопрос о расколе Германии на две части — западные зоны и советскую зону оккупации. Дж. Кеннан отмечал в то время в своем дневнике, что необходимо «вести нашу часть Германии — ту часть, за которую мы и англичане взяли на себя ответственность, — к какой-то форме независимости... Следует признать, что это расчленение»10. Западная Германия, то есть английская, американская и французская зоны оккупации, по замыслу правящих кругов США и Англии, должна была со временем стать их союзником против СССР. Дальнейшее расчленение западной части Германии считалось уже нежелательным, так как ослаблялся бы западногерманский союзник англо-американского блока.

Острую дискуссию вызвал на конференции вопрос о репарациях с Германии. Репарации должны были являться мерой экономического разоружения Германии и одновременно средством хотя бы частичного возмещения ущерба, причиненного Германией жертвам ее агрессии. Рассмотрение вопроса о репарациях началось вскоре же после открытия конференции, а согласованное решение по нему вместе с решением некоторых других вопросов было достигнуто только в самом конце конференции.

Общий ущерб, причиненный немецко-фашистскими агрессорами народному хозяйству СССР и отдельным советским гражданам, составил огромную сумму — около 2569 млрд, рублей11. Репарационные требования Советского правительства по сравнению с этим ущербом были самыми скромными. «Мы потеряли очень много оборудования в этой войне, страшно много, — отмечал на конференции И.В. Сталин. — Надо хоть одну двадцатую часть возместить»12.

Советская делегация исходила из согласованного с американской делегацией на Крымской конференции положения о том, чтобы основой для обсуждения считать общую сумму репараций с Германии в 20 млрд. долларов, из которых 50% должен получить СССР. Но на Берлинской конференции представители США отказались от своего согласии на установление указанной суммы репарационных платежей. Это также было одним из крайне неблаговидных шагов американского правительства по отношению к советскому союзнику.

Делегации США и Великобритании единым фронтом выступали против установления определенной суммы репараций с Германии. Стремясь коренным образом изменить согласованную в Крыму основу решения репарационной проблемы, американская делегация внесла теперь предложение о том, чтобы каждая из оккупационных держав взимала репарации в своей зоне13. Это предложение означало, что Советский Союз получил бы только часть причитавшихся ему репараций, так как в результате военных действий больше всего пострадала именно советская зона оккупаций. Кроме того, те отрасли промышленности, которые должны были служить основой для взимания репараций, размещались прежде всего в британской и американской зонах (Рур и др.).

Новое американское предложение вытекало из курса англо-американского блока на раскол Германии на две части. Нарком иностранных дел СССР констатировал на конференции, что в случае его осуществления Германия уже «не будет рассматриваться как экономическое целое»14. Ч. Ми отмечает, что американское предложение определялось стремлением США отделить Западную Германию от остальной части страны и «превратить ее в американскую сферу влияния», что означало начало раскола Германии15.

Предложения Бирнса о репарациях Советскому Союзу были тесно связаны с урегулированием вопроса о западной границе Польши, а также вопросов о заключении мирных договоров с Италией, Финляндией, Румынией, Болгарией и Венгрией, установлении с ними дипломатических отношений и допуске их в ООН. Учитывая выявившуюся к концу конференции готовность США пойти на определенные уступки по некоторым принципиально важным для Польши и других стран Восточной Европы вопросам, если Советское правительство откажется от части своих репарационных требований, советская делегация решила согласиться на известные уступки по вопросу о репарациях Союзу ССР. На пленарном заседании 31 июля вопрос о репарациях был окончательно решен.

В решениях конференции говорилось, что Германия обязана «компенсировать в возможно большей степени ущерб и страдания, которые она причинила Объединенным нациям и за которые германский народ не может избежать ответственности...». Предусматривалось, что репарационные претензии США, Англии и ряда других стран будут удовлетворены из западных зон, а репарационные претензии СССР — из советской зоны оккупации Германии. Кроме того, Советский Союз должен был получать 10% того промышленного оборудования, которое будет изъято в репарационных целях из трех западных зон оккупации Германии. Он имел право получить еще 15% этого оборудования, но в обмен на продовольствие, уголь, лесоматериалы, нефтепродукты и другие товары. Из своей доли репараций СССР согласился удовлетворить и репарационные претензии Польши16.

Напряженная борьба развернулась также при обсуждении вопроса о судьбе германского военно-морского и торгового флота. Черчилль стремился отделить урегулирование вопроса о флоте от решения вопроса об общем возмещении ущерба, причиненного Германией другим странам, и разделить ее флот в соответствии с тем, сколько кораблей каждая из трех держав потеряла в ходе войны. Эта попытка не увенчалась успехом. Советской делегации удалось добиться принятия решения о разделе германского военно-морского и торгового флота поровну между СССР, Англией и США. Большинство германских подводных лодок подлежало, по предложению Англии, уничтожению17.

На Берлинской конференций снова встал вопрос о Восточной Пруссии, неоднократно служившей плацдармом для германской экспансии на восток. И.В. Сталин напомнил, что Рузвельт и Черчилль на Тегеранской конференции дали согласие на передачу Союзу ССР района Кенигсберга. В итоговые документы конференции было включено решение о передаче СССР Кенигсберга и прилегающего к нему района18.

Был обсужден вопрос о наказании нацистских военных преступников. «Военные преступники и те, кто участвовал в планировании или осуществлении нацистских мероприятий, влекущих за собой или имеющих своим результатом зверства или военные преступления, должны быть арестованы и преданы суду», — провозглашалось в решениях конференции. Специальное решение было посвящено вопросу о суде над главными военными преступниками19. Принятие на конференции решения о наказании фашистских военных преступников означало выполнение требований народов, понесших тяжелые жертвы и неимоверные лишения в результате преступных действий германских агрессоров, развязавших войну, истребивших и угнавших в рабство миллионы людей, совершивших бесчисленное количество других чудовищных преступлений.

Примечания

1. См. там же, с. 61.

2. См. там же, с. 484.

3. См. там же, с. 462—465.

4. См. там же, с. 260, 312, 339, 435, 464, 465.

5. См. там же, с. 414.

6. Крымская конференция, с. 22—23.

7. Внешняя политика Советского Союза... Документы, т. 3, с. 45.

8. FRUS. The Conference of Berlin. 1945, vol. 1, p. 50.

9. Murphy R.D. Diplomat among Warriors. New York, 1964, p. 269—270; Leahy W.D. I Was There, p. 389, 390, 428.

10. Kennan G.F. Memoirs. 1925—1950. Boston, 1967, p. 258 (курсив мой. — В.С.).

11. См.: История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1980, т. 5, кн. 2, с. 8.

12. Берлинская (Потсдамская) конференция, с. 251 (курсив мой. — В.С.). Западногерманский автор В. Мариенфельд характеризовал сумму советских репарационных претензий в 10 млрд долларов как «вполне понятную и в высшей степени законную», если «соразмерить ее с масштабом военных опустошений в России» (Marienfeld W. Konferenzen über Deutschland. Hannover, 1963, S. 196).

13. См.: Берлинская (Потсдамская) конференция, с. 152, 210, 219, 238—243.

14. Там. же, с. 152.

15. Mee Ch.L. Meeting at Potsdam, p. 127, 163.

16. См.: Берлинская (Потсдамская) конференция, с. 489—490.

17. См. там же, с. 322, 468—470.

18. См. там же, с. 162, 471.

19. См. там же, с. 463, 471.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты