Библиотека
Исследователям Катынского дела

Конференция в Сан-Франциско. Выработка Устава ООН

25 апреля в Сан-Франциско состоялось торжественное открытие конференции, призванной выработать устав международной организации безопасности, которую было решено называть Организацией Объединенных Наций.

Приглашения на конференцию были разосланы от имени четырех держав — СССР, США, Великобритании и Китая. Их направили правительствам всех стран, подписавших в начале января 1942 г. Декларацию Объединенных наций. Приглашались также страны, присоединившиеся к ней впоследствии и объявившие войну Германии и Японии1.

В первые дни работы конференция рассмотрела вопрос о приглашении еще некоторых стран. По предложению правительства СССР в число государств — учредителей ООН были включены Украинская ССР и Белорусская ССР. На конференцию прибыли их делегации, возглавлявшиеся народным комиссаром иностранных дел УССР Д.З. Мануильским и народным комиссаром иностранных дел БССР К.В. Киселевым.

Острые дискуссии между правительствами СССР, с одной стороны, и США и Великобритании — с другой, вызвал вопрос об участии в конференции Польши. Советское правительство энергично выступало за приглашение на конференцию представителей временного правительства Польши. Однако США и Великобритания не дали на это согласия. Польша так и не смогла принять участия в конференции. Но ей предоставили право подписать впоследствии Устав ООН в качестве одного из первоначальных членов организации.

США и Великобритания не согласились на участие в конференции также Албании и Монгольской Народной Республики, ссылаясь на то, что они не признало их правительств.

Государства, воевавшие против Объединенных наций, к участию в конференции не допускались. Не получили приглашения также страны, объявившие в войне нейтралитет (Португалия, Швеция, Швейцария и др.).

Всего в конференции участвовало 50 государств. Большинство их послушно следовали в своей политике в фарватере Вашингтона и Лондона.

В ходе конференции чувствовалось также усиление антисоветских настроений в правящих кругах США. Некоторые члены американской делегации (А. Ванденберг и Дж. Ф. Даллес) держали курс на то, чтобы США диктовали на конференции свою волю, не считаясь с позицией Советского правительства. К этим сторонникам «жесткого курса» по отношению к СССР в то время примкнул и принимавший участие в американской делегации А. Гарриман. На заседании американской делегации 25 апреля он рекомендовал придерживаться на конференции в отношении СССР «максимально жесткой» позиции. «Если Россия не согласится с нами в отношении тех изменений, — сказал он, — которые мы считаем принципиально необходимым внести в устав организации, то нам следует прямо и откровенно заявить русским, чтобы они возвращались домой»2. Советским представителям приходилось отстаивать свои позиции на конференции в исключительно сложной обстановке.

Выступая 26 апреля на первом пленарном заседании конференции в Сан-Франциско, В.М. Молотов заявил, что «Советское правительство является искренним и твердым сторонником создания сильной международной организации безопасности». Он подчеркнул роль англо-советско-американской коалиции в разгроме фашистской Германии, стремившейся установить свое господство в Европе и «проложить путь к мировому господству германского империализма». Нарком указал на значение согласованных действий ведущих держав этой коалиции и в послевоенное время. Вместе с тем он отметил ту роль, которую в создании ООН могут сыграть другие участвующие в конференции государства3.

Конференция начала свою деятельность в условиях, когда было совершенно очевидно, что до полного разгрома Германии остались считанные дни. Советские войска накануне завершили окружение Берлина. Нарком иностранных дел в этой речи мог с полным основанием констатировать, что Советский Союз в кровавых битвах с фашистской Германией спас европейскую цивилизацию4.

Количеству голосов, которыми располагали на конференции в Сан-Франциско США и Великобритания, противостоял огромный международный авторитет Советского Союза. Роль СССР в разгроме Германии — победа над ней была одержана в разгар работы конференции — создала такую обстановку, что США, Великобритания и другие участники конференции не могли не считаться с позицией СССР.

В основу работы конференции в Сан-Франциско легли предложения, согласованные тремя державами в Думбартон-Оксе и Ялте. Но на конференции было внесено к ним немало поправок, многие из которых шли вразрез с совместными предложениями трех держав. Некоторые из них фактически поддерживались (или даже инспирировались) правительствами США и Великобритании.

В таких условиях успешному исходу конференции в значительной степени содействовало то обстоятельство, что делегации СССР, США, Великобритании и Китая договорились предварительно согласовывать свои предложения и свою позицию по предложениям других стран.

Наиболее существенные дискуссии возникли на конференции по вопросу о полномочиях Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи. Делегации Австралии, Канады, Новой Зеландии и некоторых других стран упорно добивались ослабления роли в ООН Совета Безопасности, в котором должен был действовать принцип единогласия пяти постоянных членов Совета (СССР, США, Великобритания, Китай и Франция). Они настаивали на том, чтобы главным органом ООН, где рассматривались и решались бы проблемы обеспечения мира и безопасности, стала Генеральная Ассамблея.

Советской делегации (после отъезда 10 мая из Сан-Франциско В.М. Молотова ее возглавлял А.А. Громыко) потребовались большие усилия, выдержка и настойчивость, чтобы не допустить отхода от ранее согласованных основ Устава ООН, принятия на конференции неприемлемых для СССР решений*. Советскому правительству удалось добиться окончательного согласования позиций четырех держав по вопросу о роли Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, а также — путем некоторых уступок — о процедуре голосования в Совете. Затем выработанные ими предложения одобрила вся конференция.

Одним из острых вопросов, рассматривавшихся в Сан-Франциско, была колониальная проблема. Коммунистическая партия и Советское правительство последовательно руководствовались в этом вопросе ленинским принципом права всех наций на самоопределение и независимость. Советская делегация предложила предусмотреть в Уставе ООН, что одной из основных целей учреждаемой в рамках ООН международной опеки является содействие развитию подопечных территорий «к самоуправлению и самоопределению, имея целью ускорить достижение ими полной национальной независимости»5.

Великобритания и Франция — крупнейшие колониальные державы мира — решительно выступали против включения в Устав ООН таких положений. Американское правительство высказывалось теперь за присоединение к США захваченных ими японских подмандатных территорий. Члены американской делегации заявили, что «на ряде территорий, которые должны быть поставлены под опеку, США построили большое количество аэродромов, линий коммуникаций и приобрели некоторые торговые интересы. Американское правительство хочет полностью сохранить свои права на эти приобретения и решительно будет настаивать на том, чтобы это было оговорено в главе по территориальной опеке»6. Такая позиция правящих кругов США объяснялась их планами установления мирового господства.

Советской делегации все же удалось в основном отстоять свои предложения. В Уставе ООН записано, что система опеки должна способствовать прогрессивному развитию населения подопечных территорий «в направлении к самоуправлению или независимости, как это может оказаться подходящим для специфических условий каждой территории и ее народов и имея в виду свободно выраженное желание этих народов»7.

В последний день работы конференции, 26 июня, был подписан окончательно согласованный на ней Устав Организации Объединенных Наций. От имени СССР его подписал А.А. Громыко. Конференция в Сан-Франциско успешно завершила свою работу.

В Уставе устанавливались следующие основные цели ООН: «Поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира», улаживать международные споры мирным путем, развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов8.

Согласно Уставу ООН, главная ответственность за поддержание мира и безопасности возлагается на Совет Безопасности. Все члены ООН обязаны подчиняться его решениям и выполнять их. Для принятия решений по всем вопросам, за исключением процедурных, требуется единогласие постоянных членов Совета. Генеральная Ассамблея, состоящая из всех членов ООН, может рассматривать вопросы в пределах Устава и выносить по ним рекомендации. Существенное значение имели и многие другие положения Устава ООН, в разработку которых Советский Союз внес немалый вклад.

Поскольку впоследствии в западных странах кое-кто начинал выражать недовольство тем, что СССР имел в Совете Безопасности ООН право вето, даже государственный секретарь США Стеттиниус счел необходимым восстановить истину. Он отмечает в своих воспоминаниях, что делегация США еще на конференции в Думбартон-Оксе, а затем американские представители и во время последующих переговоров выступали за предоставление великим державам права вето по вопросу о применении экономических и военных санкций9.

Ч. Болен пишет, что американцы были «в такой же степени заинтересованы в вето, как и русские»10.

Конференция в Сан-Франциско успешно завершила свою работу. Правда, на пей возникли существенные разногласия. Но заинтересованность союзных стран в продолжении сотрудничества создавала основу для их преодоления.

Выступая на заключительном заседании конференции, глава советской делегации А.А. Громыко подчеркнул значение сотрудничества союзных великих держав как в деле разгрома Германии, так и в деле сохранения мира в будущем11.

Советское правительство рассматривало учреждение Организации Объединенных Наций как принципиально важное событие в истории международных отношений. Оно выражало надежду, что ООН будет играть положительную роль в упрочении мира и международной безопасности**.

Примечания

*. Следуя дурному примеру Г. Трумэна в беседе с В.М. Молотовым 23 апреля, государственный секретарь США Э. Стеттиниус также пытался диктовать свои условия в беседах с главой советской делегации на конференции А.А. Громыко. Так, характеризуя в дневниках ход заседания 2 июня, Стеттиниус отмечает, что он делал свои заявления советскому представителю «в максимально жестких, подчеркнутых и недвусмысленных выражениях» (The Diaries of Edward R. Stettinius, p. 184). Разумеется, в отношении советских представителей такие методы американского империализма, в том числе крупного монополиста, «стального короля» Стеттиниуса, результатов не давали. Но эти наскоки представителей правящих кругов США показывали, к чему Советское правительство должно быть готово в отношениях с Соединенными Штатами Америки и в будущем.

**. Реакционные круги США были недовольны тем, что им не удалось превратить создаваемую международную организацию в прямое орудие американского господства в мире, в том числе и в орудие борьбы против Советского Союза. Исполняющий обязанности государственного секретаря Дж. Грю, с первых дней существования Советского государства придерживавшийся по отношению к нему резко враждебной позиции, отмечал в составленной им 19 мая 1945 г. записке, что после разгрома Германии и Японии главным врагом Соединенных Штатов Америки будет Советский Союз. «Война с Советской Россией в будущем неизбежна... Она может разразиться буквально через несколько лет... Поэтому мы должны сохранить свою военную силу... Мы должны добиваться контроля над стратегическими воздушными и морскими базами... Как только закончится конференция в Сан-Франциско, наша политика по отношению к Советской России немедленно должна стать более жесткой». Грю выражал сожаление, что СССР будет располагать в ООН правом вето, в результате чего она «окажется неспособной предпринимать действия против Советской России — безусловного будущего врага. По существу, главная цель, связанная с созданием этой организации, не будет осуществлена» (Grew J.C. The Turbulent Era. Boston, 1952, vol. 2, p. 1445—1446).

1. См.: Крылов С.В. История Организации Объединенных Наций. М., 1960, с. 74.

2. См.: Рощин А.А. Конференция в Сан-Франциско 1945 г. Из воспоминаний советского дипломата. — Новая и новейшая история, 1978, № 1, с. 71; № 2, с. 97; FRUS. 1945. Washington, 1967, vol. 1, p. 390, 393.

3. См.: Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., т. 5. Конференция Объединенных Наций в Сан-Франциско (25 апреля — 26 июня 1945 г.). Сборник документов. М., 1980, с. 122—124 (далее — Конференция в Сан-Франциско).

4. См. там же, с. 123.

5. Там же, с. 428—429.

6. Там же, с. 511.

7. Там же, с. 608.

8. См. там же, с. 586.

9. Stettinius E.R. Roosevelt and the Russians. The Yalta Conference, p. 296.

10. Bohlen Ch. Witness to History, p. 159.

11. См.: Конференция в Сан-Франциско, с. 285.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты