Библиотека
Исследователям Катынского дела

Выработка основ Устава ООН

21 августа 28 сентября 1944 г. в Думбартон-Оксе (на окраине Вашингтона) состоялась конференция представителей СССР, США и Великобритании по вопросу об учреждении международной организации для поддержания мира и безопасности.

Советскую делегацию на конференции возглавлял посол СССР в Соединенных Штатах Америки А.А. Громыко, американскую — заместитель государственного секретаря Э. Стеттиниус, британскую — постоянный заместитель министра иностранных дел А. Кадоган.

До начала переговоров три правительства обменялись меморандумами о процедуре создания международной организации, ее главных органах, целях деятельности, уставе организации и по другим связанным с учреждением организации вопросам. В основу обсуждения было решено положить советский меморандум, переданный правительствам США и Великобритании 12 августа1.

Учитывая обмен мнениями, который состоялся еще до конференции, без особых трудностей была достигнута договоренность по большинству вопросов: о целях международной организации безопасности, принципах ее деятельности, главных органах и др. Но по некоторым существенным вопросам возникли разногласия. Прежде всего по вопросу о первоначальных членах организации и о. порядке голосования в Совете Безопасности.

Советское правительство исходило из того, что первоначальными членами (учредителями) организации должны быть государства, подписавшие 1 января 1942 г. Декларацию Объединенных наций или впоследствии присоединившиеся к ней. Таким образом, имелись в виду СССР, США, Великобритания и государства, участвовавшие в союзе с ними в войне против блока фашистских агрессоров. Однако американские представители давали необоснованно широкую трактовку понятия «присоединившиеся нации». Они относили к ним не только те страны, которые объявили Германии войну, но и те, которые порвали с ней дипломатические отношения, хотя в войне и не участвовали. Такая позиция США объяснялась тем, что они хотели сделать первоначальными членами организации большинство стран Латинской Америки, рассчитывая, что эти страны будут поддерживать в ней Соединенные Штаты.

Было очевидно, что Советский Союз окажется в создаваемой международной организации в весьма сложном положении, так как большинство членов ее будут следовать за США и Англией. Учитывая это, А.А. Громыко предложил включить в число первоначальных участников организации все союзные советские социалистические республики2.

Еще 1 февраля 1944 г. Верховный Совет СССР внес поправки в Конституцию СССР, согласно которым союзные республики получили право вступать в непосредственные отношения с иностранными государствами, заключать с ними соглашения и обмениваться дипломатическими и консульскими представителями3, а значит, участвовать и в международных организациях.

Правительства США и Великобритании не согласились с этим предложением. Рузвельт в послании Сталину от 31 августа просил не поднимать этого вопроса до учреждения международной организации, так как это может сорвать все дело4. Отвечая президенту США, глава Советского правительства писал: «Заявлению советской делегации по этому вопросу я придаю исключительно важное значение... Вам, конечно, известно, что, например, Украина и Белоруссия, входящие в Советский Союз, по количеству населения и по их политическому значению превосходят некоторые государства, в отношении которых все мы согласны, что они должны быть отнесены к числу инициаторов создания международной организации. Поэтому я надеюсь еще иметь случай объяснить Вам политическую важность вопроса, поставленного советской делегацией в Думбартон-Оксе»5. В ходе переговоров на конференции этот вопрос больше не рассматривался. Но, как будет показано дальше, он снова встал на Крымской конференции глав правительств трех союзных держав. Вопрос о том, какие именно страны будут первоначальными членами создававшейся международной организации, в Думбартон-Оксе так и не был урегулирован.

Особое внимание Советское правительство уделяло вопросам, связанным с деятельностью Совета Безопасности. Это видно из директив, утвержденных Политбюро ЦК ВКП(б) 10 августа для советской делегации. В них указывалось, что «наибольшее значение мы придаем предложениям, касающимся компетенции руководящего органа (Совета)». Совет должен играть, говорилось в директивах, решающую роль в будущей международной организации, нести главную ответственность за сохранение мира, для чего следует наделить его необходимыми правами и обязанностями. В директивах подчеркивалась необходимость того, чтобы по вопросам, относящимся к предупреждению или подавлению агрессии, решения Совета принимались большинством голосов, при условии согласия представителей всех государств — постоянных членов Совета. «Этот принцип... — говорилось в директивах, — является весьма важным, и советский представитель обязан настаивать на его принятии»6.

Правительства США и Великобритании также проявляли заинтересованность в том, чтобы по всем вопросам поддержания мира и безопасности решения принимались только при единогласии постоянных членов Совета. Но они настаивали во время конференции в Думбартон-Оксе на одном исключении: в голосовании в Совете не должна участвовать страна, непосредственно затронутая спором7.

Советское правительство не считало возможным согласиться с такой оговоркой. Принятие ее означало бы, что в случае, если СССР окажется участником спора с какой-либо страной, то он будет лишен возможности надежно отстаивать в Совете Безопасности свои интересы. Подавляющее большинство членов Совета Безопасности, являясь государствами капиталистическими, могли принять в таком споре решения, направленные против интересов первого в мире социалистического государства. Создаваемая международная организация в таком случае могла превратиться в антисоветский союз всего лагеря капитализма. Империалистическую реакцию такое положение вполне устраивало. Но представители СССР в Думбартон-Оксе, естественно, заявили, что Советское правительство «категорически против» такого предложения8.

Этот вопрос также в Думбартон-Оксе не был урегулирован.

После окончания конференции ее участники опубликовали «Предложения относительно создания всеобщей международной организации безопасности»9.

Итоги конференции в Думбартон-Оксе были положительно встречены в Советском Союзе. Выступая 6 ноября 1944 г. с докладом о 27-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, И.В. Сталин коснулся, в частности, того обстоятельства, что некоторые вопросы на конференции не были урегулированы. «Разногласия, — сказал он, — конечно, есть... Они должны иметь место среди представителей различных государств и различных партий. Удивляться надо не тому, что существуют разногласия, а тому, что их так мало и что они, как правило, разрешаются почти каждый раз в духе единства и согласованности действий трех великих держав... Характерным для этой конференции является не то, что там вскрылись некоторые разногласия, а то, что девять десятых вопросов безопасности были разрешены на этой конференции в духе полного единодушия. Вот почему я думаю, что решения конференции в Думбартон-Оксе следует рассматривать как один из ярких показателей прочности фронта противогерманской коалиции»10.

Примечания

1. См.: Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., т. 3. Конференция представителей СССР, США и Великобритании в Думбартон-Оксе (21 августа — 28 сентября 1944 г.). Сборник документов. М., 1978, с. 102—106, 109 (далее — Конференция в Думбартон-Оксе).

2. См. там же, с. 144—145.

3. См.: Внешняя политика Советского Союза... Документы, т. 2, с. 79.

4. См.: Переписка Председателя Совета Министров СССР, т. 2, с. 161.

5. Там же, с. 167.

6. История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 559.

7. См.: Конференция в Думбартон-Оксе, с. 128, 143.

8. См. там же, с. 149.

9. См. там же, с. 229—242.

10. Внешняя политика Советского Союза... Документы, т. 2, с. 47—48.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты