Библиотека
Исследователям Катынского дела

Вопрос об обращении с Германией

Правительства СССР, США и Великобритании продолжали обсуждение германского вопроса. Рассмотрение его происходило прежде всего в Европейской консультативной комиссии (ЕКК), созданной в Лондоне в соответствии с решениями Московской конференции министров иностранных дел трех держав. Комиссия начала свою деятельность 14 января 1944 г. Она состояла из посла СССР в Великобритании Ф.Т. Гусева, американского посла Дж. Вайнанта и представителя британского министерства иностранных дел У. Странга.

На первом заседании ЕКК было решено прежде всего разработать условия капитуляции Германии. Свои предложения по этому вопросу внесли все три члена ЕКК. Предложения британского и американского правительств основывались на принципе безоговорочной капитуляции Германии, но в них были серьезные пробелы. Великобритания не считала необходимым объявление всего личного состава гитлеровских войск военнопленными. Британские предложения не предусматривали полной ликвидации всех нацистских организаций, а допускали возможность сохранения некоторых из них, если эти организации «окажутся желательными» для, выполнения экономических, а также «социальных функций»1. Британские правящие круги рассчитывали использовать эти фашистские организации для сохранения в Германии реакционных порядков.

Советское правительство 15 февраля предложило ограничиться в документе об условиях капитуляции Германии только военными требованиями, не касаясь пока политических и экономических вопросов. Советский Союз считал необходимой полную капитуляцию вооруженных сил Германии, в том числе соединений и частей СС, СА и гестапо. Советские предложения предусматривали возможность предъявления Германии после ее капитуляции дополнительных более подробно разработанных требований, в том числе политического и экономического характера2.

Предложения, внесенные Советским Союзом, приняли за основу дальнейшего обсуждения. 25 июля документ о безоговорочной капитуляции Германии был окончательно согласован. В нем содержались пункты о полном поражении Германии, прекращении Германией военных действий, разоружении германских войск, установлении верховной власти союзников. Союзные правительства имели «полную свободу предъявления впоследствии таких дополнительных требований, которые могут оказаться необходимыми»3.

Одновременно ЕКК начала рассматривать также вопрос об оккупации Германии. Реакционные правящие круги Англии считали, что целесообразно разделить Германию на зоны оккупации, ибо они опасались, что в случае совместной оккупации ее войсками трех держав могут создаться благоприятные условия для распространения на всей территории страны коммунистических идей. Вместе с тем в Лондоне выражали опасения, что задержка открытия второго фронта может привести к оккупации советскими войсками большей части Германии, и поэтому хотели иметь юридические основания для того, чтобы потребовать после окончания войны эвакуации их из некоторых занятых ими районов Германии. В таких условиях британское правительство стало торопиться с определением границ зон оккупации трех держав4.

Согласно британскому предложению, внесенному 15 января 1944 г., предусматривалось разделение Германии на три зоны оккупации. Восточная зона оккупации предоставлялась СССР. Она охватывала 40% территории и 36% населения Германии. На этой территории было расположено 33% промышленных предприятий страны. Но значительную часть этой территории предполагалось передать Польше. Даже сотрудник американской делегации в ЕКК Ф. Мозли впоследствии признавал, что, учитывая вклад СССР в победу и принесенные войной жертвы, «Советский Союз мог претендовать на большую долю»5. Но Советское правительство согласилось с британским предложением. Мозли оценивал это как свидетельство умеренности требований СССР и его стремления к согласию трех держав.

Серьезные разногласия возникли, однако, между США и Великобританией, так как обе державы хотели получить для оккупации северо-западную зону Германии, а не юго-западную, не имевшую выхода к морю.

12 сентября 1944 г. представители трех держав в ЕКК подписали протокол о зонах оккупации Германии и об управлении Большим Берлином. 14 ноября был подписан еще один протокол, согласно которому Великобритания получила северо-западную зону, а США — юго-западную зону оккупации.

В ЕКК рассматривался также вопрос о контрольном механизме в Германии, то есть об управлений Германией после ее капитуляции. В основу принятых решений лег советский проект от 25 августа6. Предусматривалось создание Контрольного совета для обеспечения согласованности действий в зонах, выработки общих для всей Германии решений по главным военным, политическим, экономическим и другим вопросам. Соответствующее соглашение тоже было подписано 14 ноября.

Таким образом, Европейская консультативная комиссия проделала определенную работу по согласовав нию позиций трех держав в отношении Германии. Достижению положительных результатов в значительной степени содействовало Советское правительство, проявлявшее искреннее стремление к сотрудничеству с США и Великобританией в этом вопросе.

В начале деятельности ЕКК (26 января) британский представитель внес предложение о создании комитета по расчленению Германии, а также представил проект положения о работе этого комитета. Но советский, представитель не поддержал этого предложения. По его предложению обсуждение этого вопроса было отложено7.

Однако в Англии вопрос о расчленении Германии продолжал разрабатываться самым серьезным образом. 31 августа комитет британского правительства по перемириям и послевоенному урегулированию, возглавлявшийся заместителем премьера К. Эттли, принял решение, что «расчленение Германии желательно»8.

Британские начальники штабов в своем докладе по этому вопросу от 9 сентября 1944 г. также исходили из того, что с точки зрения предотвращения новой агрессии со стороны Германии желательно ее расчленение. Вместе с тем они уделили особое внимание вопросу о возможности использования Германии в будущем для борьбы против СССР. Начальники штабов указывали, что в случае конфликта с Советским Союзом Великобритании желательно иметь «всю ту помощь, которую мы можем получить из любого доступного нам источника, включая Германию». Советский Союз не будет соглашаться на ремилитаризацию Германии. «Таким образом, мы вряд ли сможем обеспечить помощь всей Германии против СССР. Поэтому нашим интересам в таком случае лучше соответствовало бы одобрение расчленения, так как мы могли бы втянуть Северо-Западную и, возможно, также Южную Германию в орбиту Западноевропейской группировки»9.

Касаясь такого курса, даже один из руководящих работников Форин оффиса, Г. Джебб, констатировал, что политика «возрождения наших врагов, для того чтобы разбить наших союзников» — это «мания самоубийства»10.

В Форин оффисе понимали всю опасность такого поворота во внешней политике Англии на 180°, то есть по существу возвращения к обанкротившемуся довоенному курсу на сотрудничество с Германией, направленное против СССР. В меморандуме от 20 сентября Форин оффис занял довольно неопределенную позицию, отметив, что надежды, которые возлагаются на расчленение, могут оказаться иллюзорными.

При определении своего курса в Форин оффисе учитывали и позицию СССР. В меморандуме снова констатировалось, что советский представитель в ЕКК по-прежнему отказывается обсуждать в ней вопрос о расчленении. Еще более показательным считался тот факт, что в советских предложениях о контрольном механизме в Германии в первый период оккупации предусматривалось создание «центральных и местных органов, основанных на демократических принципах». Трудно представить, говорилось далее в меморандуме, чтобы русские собирались создавать в Германии центральные органы, если бы они ставили своей целью уничтожение единства Германии.

Одновременно британское дипломатическое ведомство оказалось серьезно смущено тем, что в условиях продолжавшейся войны Англии в союзе с СССР против Германии в британских военных кругах стали широко рассматриваться планы о том, чтобы в недалеком будущем «поменять фронты». «Если мы начнем подготовку наших планов послевоенного урегулирования, — говорилось в этом меморандуме Форин оффиса, — имея заднюю мысль о том, что Германия может стать составной частью антисоветского блока, то мы быстро уничтожим всякую надежду на сохранение англо-советского союза и скоро окажемся в таком положении, что сами будем выступать за ослабление мер по разоружению и других мероприятий, которые мы считаем важными гарантиями против германской агрессии в будущем».

Вместе с тем Форин оффис считал чрезвычайно опасным тот факт, что этот доклад начальников штабов, равно как и их доклад по вопросу о создании Западного блока, также направленного против СССР, получил широкое распространение и их содержание могло стать известно русским11. В британском дипломатическом ведомстве выражали тревогу, что это могло бы иметь весьма серьезные последствия.

4 октября в результате переговоров А. Идена с начальниками штабов было принято решение, что «составление планов войны с Россией должно продолжаться», но об этом должен знать очень ограниченный круг людей12.

Неделю спустя британские начальники штабов в очередном подготовленном ими документе снова высказались за расчленение Германии13. Однако окончательное решение по этому вопросу в то время британское правительство не приняло.

В Соединенных Штатах Америки особое внимание германскому вопросу начали уделять после открытия второго фронта в Европе. Многие американские военные и политические деятели полагали, что Германия, как и в 1918 г., может капитулировать, когда линия фронта приблизится к ее границам. Другие надеялись, что немцы могут прекратить сопротивление на западе, продолжая сражаться на востоке против советских войск14.

Министр финансов США Г. Моргентау разработал обстоятельный план обращения с Германией. Он предусматривал ее расчленение, а также ликвидацию фактически всей германской промышленности, с тем чтобы превратить Германию в чисто аграрную страну15. Суть плана сводилась к тому, чтобы ликвидировать германскую промышленность как конкурента американских и британских монополий. На второй Квебекской конференции, состоявшейся в середине сентября 1944 г., Рузвельт и Черчилль утвердили и завизировали этот план16. Сведения о плане Моргентау попали в американскую печать, в связи с чем реакционные круги США, симпатизировавшие Германии, подвергли его яростным нападкам. Вскоре же американское правительство «забыло» об этом плане.

Прибыв в октябре 1944 г. в Москву, У. Черчилль в беседе с И.В. Сталиным предложил расчленить Германию на три государства: 1) Пруссию; 2) Австро-Баварское государство со столицей в Вене; 3) Вюртемберг и Баден. Кроме того, он считал необходимым поставить Рейнский индустриальный район под международный контроль17.

Продолжали рассматривать вопрос о расчленении Германии и британские военные органы. В докладе от 5 декабря британские начальники штабов по-прежнему настаивали на расчленении Германии. Они доказывали, что в случае конфликта с СССР невозможно рассчитывать на использование против него всей, то есть объединенной, Германии, так как Советский Союз воспрепятствует этому. Но в случае расчленения Германии ее западные части были бы на стороне Англии, а они имеют большое стратегическое значение18.

Обсуждая с А. Иденом послевоенную политику Великобритании в Европе, начальник имперского генерального штаба фельдмаршал А. Брук доказывал, что необходимо будет «поощрять Германию, постепенно восстановить ее и включить ее в западноевропейскую федерацию. К сожалению, это придется делать под маской священного союза между Англией, Россией и Америкой. Нелегкая политика...»19

Таким образом, в связи с приближением конца войны в Европе британские реакционные правящие круги все больше рассматривали германский вопрос в свете послевоенной политика Великобритании по отношению к Советскому Союзу.

Примечания

1. См.: Международная жизнь, 1968, № 5, с. 154.

2. См. там же, с. 158—160.

3. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941—1945. М., т. 4, с. 662.

4. Rothwell V. Britain and the Cold War. 1941—1947, p. 61, 63.

5. Mosely Ph.E. The Gremlin and World Politics. New York, 1960, p. 169.

6. Текст проекта см.: Международная жизнь, 1968, № 7, с. 159.

7. См.: Международная жизнь, 1955, № 5, с. 43; Woodward L. British Foreign Policy..., vol. 5, p. 203, 206.

8. Woodward L. British Foreign Policy..., vol. 5, p. 204, 218.

9. Ibid., p. 203—204. Начальники штабов исходили также из того, что в случае расчленения будет предотвращено распространение коммунистических идей в западной части Германии (Rothwell V. Britain and the Cold War. 1941—1947, p. 61).

10. Rothwell V. Britain and the Cold War. 1941—1947, p. 120.

11. Woodward L. British Foreign Policy..., vol. 5, p. 204—206 (курсив документа).

12. Rothwell V. Britain and the Cold War. 1941—1947, p. 123 (курсив мой. — В.С.).

13. Ibidem.

14. См.: Щервуд Р. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, с. 520.

15. См.: Советско-американские отношения... Документы. М., 1984, т. 2, с. 259.

16. Woodward L. British Foreign Policy..., vol. 5, p. 225.

17. Ibid., p. 230.

18. Ibid., p. 242—243.

19. Bryant A. Triumph in the West. 1943—1945. Based on the Diaries and Autobiographical Notes of Field Marshal the Viscount Alanbrooke. London, 1959, p. 242.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты