Библиотека
Исследователям Катынского дела

Московская конференция министров иностранных дел трех держав

В конференции министров иностранных дел трех держав, которая проходила в Москве с 19 по 30 октября 1943 г., приняли участие заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров и народный комиссар иностранных дел СССР В.М. Молотов, министр иностранных дел Англии А. Иден и государственный секретарь США К. Хэлл.

Советское правительство продолжало на конференции борьбу за скорейшее окончание войны. Деятельность советской делегации была проникнута заботой о том, чтобы приблизить час полного разгрома немецко-фашистских агрессоров.

Конференция трех министров иностранных дел началась по предложению Советского правительства с рассмотрения вопроса о мероприятиях по сокращению сроков войны против Германии и ее союзников в Европе. Советская делегация добивалась на конференции установления в этих целях даты открытия Англией и Соединенными Штатами Америки второго фронта в Европе в 1944 г.

Однако У. Черчилль телеграфировал А. Идену, что он не должен брать на конференции твердых обязательств по этому вопросу. Ему предписывалось поставить Советское правительство в известность о том, что развитие военных действий в Италии может отразиться на дате открытия второго фронта1. Выслушав заявление А. Идена об этом, И.В. Сталин во время беседы с ним констатировал: «...Премьер-министр хочет, чтобы ему доставались более легкие дела, а нам, русским, — более трудные»2.

Придерживаясь указаний Черчилля, английская делегация упорно уклонялась на конференции от принятия каких-либо обязательств об открытии второго фронта, ограничиваясь информацией о намеченных правительствами Англии и США планах. К тому же при этом оговаривалось, что в эти планы могут быть внесены новые изменения. Английский генерал Х. Исмей, выступая от имени Англии и США, связывал высадку англо-американских войск в Северной Франции с наличием к моменту высадки ряда условий. Он заявил, что, согласно принятым правительствами Англии и США решениям, вторжение в Северную Францию должно состояться в 1944 г. Однако он сделал оговорку, что вторжение будет возможно только в том случае, если к этому моменту произойдет значительное сокращение германской истребительной авиации в Северо-Западной Европе, если германские резервы во Франции, Бельгии и Голландии во время вторжения не будут превышать 12 полностью укомплектованных моторизованных дивизий, если немецкое военное руководство будет лишено возможности перебросить с других фронтов более чем 15 первоклассных дивизий в течение первых двух месяцев операции3. Суть этих оговорок сводилась к тому, чтобы Великобритания и США могли в будущем снова заявить о «невозможности» открытия второго фронта.

В конце концов в особо секретный протокол конференции было записано, что остается в силе заявление, сделанное Черчиллем и Рузвельтом в послании Сталину в начале июня 1943 г. о том, что англо-американские войска осуществят вторжение в Северную Францию весной 1944 г., но при наличии условий, изложенных генералом Исмеем4. В опубликованном официальном коммюнике об итогах конференции заявлялось, что правительства трех держав признали «первейшей целью ускорение конца войны»5.

Таким образом, обязательство США и Великобритании открыть второй фронт весной 1944 г. обставлялось различными оговорками. Учитывая опыт прошлого, Советское правительство не могло считать вопрос окончательно решенным.

На Московской конференции рассматривался также широкий круг вопросов, связанных с послевоенным мирным урегулированием. Рост авторитета и влияния СССР на международной арене создал условия, сделавшие возможным достижение с США и Великобританией по этим вопросам таких решений, которые отвечали справедливым демократическим принципам.

Было решено учредить Европейскую консультативную комиссию (в Лондоне), состоявшую из представителей СССР, США и Великобритании. Первоочередная задача комиссии заключалась в выработке условий капитуляции вражеских государств6.

При обсуждении проблем послевоенного мирного устройства в центре внимания находился вопрос о будущем Германии. В документе «Основные принципы капитуляции Германии», представленном государственным секретарем США, предусматривалась безоговорочная капитуляция Германии, оккупация ее Объединенными нациями, демобилизация германских вооруженных сил, роспуск национал-социалистской партии, демократизация страны, уплата Германией репараций. В этом предложении был поставлен также вопрос о создании на территории Германии нескольких государств, то есть о расчленении Германии7.

Перед отъездом в Москву государственный секретарь США Хэлл подробно обсудил германский вопрос с президентом. Рузвельт решительно заявил, что он «за расчленение Германии на три или большее количество государств»8. Следуя этому указанию, Хэлл заявил на конференции, что в высших сферах США «склонны идти на расчленение Германии»9.

Министр иностранных дел Англии также выступал за необходимость «разделения Германии на отдельные государства»10. Это соответствовало позиции, выработанной на заседании британского правительства 5 октября при обсуждении директив Идену. Но на этом заседании высказывалось и мнение о том, что «ввиду растущей мощи России может оказаться нецелесообразным идти слишком далеко в осуществлении политики раскола Германии»11. Таким образом, на заседании британского правительства был поставлен вопрос о сохранении Германии достаточно сильной для того, чтобы впоследствии использовать ее против СССР. Черчилль начал поднимать этот вопрос, как выше указывалось, еще в конце 1942 г., и постепенно он все больше приковывая его внимание.

Советское правительство выразило на конференции согласие с основными предложениями США по германскому вопросу. Относительно расчленения Германии В.М. Молотов сказал, что Советское правительство пока не пришло к какому-либо мнению по Этому вопросу и он находится в процессе изучения12.

Было принято решение передать вопрос о будущем Германии для дальнейшего рассмотрения в Европейскую консультативную комиссию13.

Подробно рассматривался также вопрос об Италии, южную часть которой к этому времени заняли англо-американские войска. Политика США и Великобритании в Южной Италии, имевшая антидемократический характер, наносила ущерб интересам антифашистской коалиции. Поэтому советская делегация выступила против сепаратных действий американских и британских властей, за осуществление демократической политики в отношении Италии.

Советскому правительству удалось добиться прекращения деятельности в Южной Италии англо-американской Союзной военной администрации. Был создан Консультативный совет по вопросам Италии, в состав которого входили также представители СССР. В результате конференции была опубликована Декларация об Италии, предусматривавшая искоренение в стране фашизма и предоставление итальянскому народу полной возможности создания правительственных и других учреждений, основанных на принципах демократии14. Опубликование этой декларации являлось существенным достижением Советского правительства в решении проблем послевоенного мирного урегулирования на демократических принципах.

На конференции обсуждался вопрос о будущем Австрии. Советская делегация подчеркивала, что австрийский народ имеет право на независимое национальное существование и на решение вопроса о будущности страны по своему усмотрению. В принятой на конференции Декларации об Австрии говорилось о желании трех правительств «видеть восстановленной свободную и независимую Австрию». Три державы заявили, что они считают насильственное присоединение Австрии к Германии недействительным15.

Конференция рассмотрела согласованней между английским и американским правительствами документ «Основная схема управления освобожденной Францией», согласно которому американские и английские войска, вступив на французскую территорию, получали верховную власть, означавшую, по сути дела, установление оккупационного режима. Советское правительство не согласилось с этими планами, ибо они явно противоречили освободительным целям СССР в войне. По предложению советской делегации англо-американский проект передали на рассмотрение Европейской консультативной комиссии16.

На конференции был выработан текст Декларации об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства. Она предусматривала наказание главных военных преступников совместным решением правительств союзников, а также отправку других виновников зверств для суда над ними в те страны, где они совершили злодеяния. Эта декларация была опубликована за подписями Сталина, Рузвельта и Черчилля17.

При обсуждении вопроса о будущем небольших стран Центральной и Восточной Европы английская делегация усиленно добивалась принятия решения о создании конфедерации этих государств. Советское правительство не считало возможным согласиться с подобными предложениями, так как они не отвечали интересам соответствующих государств. Вместе с тем в советской печати отмечалось, что эти планы имели своей целью воскресить предвоенную враждебную Советскому Союзу политику «санитарного кордона»18.

В Декларации по вопросу о всеобщей безопасности, опубликованной по окончании конференции от имени СССР, США, Великобритании и Китая, заявлялось, что они преисполнены решимости «продолжать военные действия против тех держав оси, с которыми они соответственно находятся в состоянии войны, пока эти державы не сложат своего оружия на основе безоговорочной капитуляции». Предусматривалось, что сотрудничество четырех держав должно продолжаться и после окончания войны. Было признано необходимым создание всеобщей международной организации для поддержания мира и безопасности19.

Участники конференции, как указано в ее итоговом протоколе, договорились немедленно информировать друг друга о возможных зондажах враждебных стран о выходе из войны, проводить в случае таких зондажей взаимные консультации для согласования своих действии20.

В связи с Московской конференцией встал вопрос о возможности участия СССР в разгроме японских агрессоров. США, не надеясь собственными силами в короткие сроки победоносно закончить войну против Японии, стремились добиться вступления в нее Советского Союза. Глава американской военной миссии Дж. Дин, прибывший в Москву осенью 1943 г., писал, что его главная цель — «обеспечить советское участие в войне против Японии»21. В инструкций, данной Дину англо-американским Объединенным комитетом начальников штабов накануне Московской конференции, подчеркивалось «большое значение» полного участия России в войне против Японии после поражения Германии, так как тогда можно будет осуществить быстрый и сокрушительный разгром Японии с меньшими потерями для Соединенных Штатов и Англии22.

Во время беседы с Хэллом 30 октября после завершения конференции Сталин заявил ему о готовности СССР принять участие в войне против Японии и помочь нанести поражение дальневосточному врагу после разгрома Германии23. Как писал Хэлл в своих мемуарах, Сталин сделал это заявление «уверенно, совершенно бескорыстно, не требуя ничего взамен». Хэлл считал, что это было «заявлением исключительной важности»24. Он также сообщал в Вашингтон, что глава Советского правительства проявил глубокое стремление к сотрудничеству с США и Англией25.

Иден направил Черчиллю из Москвы телеграмму, в которой констатировал: русские искренне стремятся к установлению дружественных отношений с Англией и США, и по ряду вопросов они сделали все возможное, чтобы пойти навстречу взглядам английского и американского правительств26. Выступая после конференции в палате общин, британский министр иностранных дел отметил, что результаты конференции превзошли его ожидания27. Хэлл возвратился в Вашингтон с уверенностью, что США и СССР могут и им следует находить общий язык по важнейшим мировым проблемам, и это будет иметь первостепенное значение и в послевоенный период28. Черчилль в своих воспоминаниях писал о Московской конференции: «В ходе конференции было много свидетельств того, что Советское правительство искренне желало установления постоянной дружбы с Британией и Соединенными Штатами. Они пошли нам навстречу по многим вопросам, крупным и мелким, по которым мы опасались осложнений... Все более углублявшийся тупик, в котором оказались наши отношения с Советским Союзом, был устранен». Создались условия для встречи глав правительств трех главных союзных держав29.

Эти высказывания представителей западных держав являются признанием того факта, что успеху Московской конференции во многом способствовала конструктивная позиция Советского правительства.

Московская конференция была первой трехсторонней встречей министров иностранных дел СССР, Великобритании и США в годы второй мировой войны, так что уже один факт ее созыва означал шаг вперед в деле сотрудничества трех держав. Конференция приняла ряд существенных решений как по проблемам, связанным с сокращением сроков войны, так и по вопросам мирного урегулирования и обеспечения мира и международной безопасности в послевоенный период. Но на конференции проявились и принципиальные различия в позиции СССР и его союзников, в результате чего некоторые обсуждавшиеся на ней вопросы остались неурегулированными. В целом на конференции все же была проделана большая работа, подготовившая встречу глав правительств трех держав.

Примечания

1. Churchill W. S. The Second World War. London, 4952, vol. 5, p. 254—255, 258.

2. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., т. 1. Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (19—30 октября 1943 г.). Сборник документов. М., 1984, с. 202 (далее — Московская конференция).

3. См. там же, с. 96.

4. См. там же, с. 339.

5. Там же, с. 312.

6. См. там же, с. 322—323.

7. См. там же, с. 268—272.

8. FRUS. 1943. Washington, 1963, vol. 1, p. 542. Инструктируя Гарримана, отправлявшегося в Москву одновременно с Хэллом в качестве нового американского посла в СССР, Рузвельт сказал, что он за «расчленение Германии на три, четыре или пять государств» (Harriman W.A. and Abel E. Special Envoy to Churchill and Stalin, p. 227).

9. Московская конференция, с. 169.

10. Там же, с. 168.

11. Public Record Office, Cab. 65/40.

12. См.: Московская конференция, с. 170.

13. См. там же, с. 316.

14. См. там же, с. 325.

15. См. там же, с. 328.

16. См. там же, с. 316.

17. См. там же, с. 336—337.

18. См.: Известия, 1943, 18 ноября.

19. См.: Московская конференция, с. 321—322.

20. См. там же, с. 318.

21. Deane J. The Strange Alliance. New York, 1947, p. 47.

22. Lensen G. The Strange Neutrality. Soviet-Japanese Relations during the Second World War 1941—1945. Tallahassee, 1972, p. 259.

23. FRUS. The Conferences at Cairo and Tehran. 1943. Washington, 1961. p. 147.

24. The Memoirs of Cordell Hull, vol. 2, p. 1309—1310.

25. FRUS. 1943, vol. 1, p. 685.

26. Woodward L. British Foreign Policy..., vol. 2, p. 594.

27. McNeill W.H. America, Britain and Russia, p. 336.

28. The Memoirs of Cordell Hull, vol. 2, p. 1313—1315.

29. Churchill W.S. The Second World War, vol. 5, p. 261, 266.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты