Библиотека
Исследователям Катынского дела

Советский Союз и милитаристская Япония

В условиях войны с Германией для Советского Союза исключительное значение имел вопрос о том, какую позицию займет фашистско-милитаристская Япония. Предельная враждебность правящих кругов Японии к Советскому государству ни для кого не являлась секретом. Советскому правительству было известно о принятом японским правительством летом 1939 г. решении: в случае если Германия начнет войну против СССР, то Япония автоматически примет в ней участие1.

5 июля 1941 г. военный министр Японии Х. Тодзио утвердил план войны против СССР. Замысел японского командования состоял в том, чтобы внезапным налетом военно-воздушных сил уничтожить советские авиационные базы на Дальнем Востоке и, завоевав таким образом господство в воздухе, нанести главный удар в районе Приморья, выйти в тыл Владивостоку и во взаимодействии с флотом захватить город. В последующем предусматривалось овладеть Хабаровском, Благовещенском и другими районами Дальнего Востока. Специальные группировки армии и флота в это время должны были захватить Северный Сахалин и Камчатку. К осени 1941 г. численность японских войск в Маньчжурии (Квантунской армии) составляла 700 тыс. человек2.

В Японии усиленно готовились к нападению на Советский Союз, хотя между двумя странами был заключен договор о нейтралитете. Но в японских правящих кругах возникли разногласия по вопросу, когда именно лучше всего осуществить это нападение. Министр иностранных дел Японии И. Мацуока, председатель тайного совета И. Хара и часть военных выступали за немедленное нападение. Мацуока еще 22 июня представил императору меморандум, в котором писал: «Япония должна объединить свои усилия с Германией и напасть на Советский Союз»3. Хара заявил на императорской конференции 2 июля: «Я прошу правительство и верховное командование атаковать СССР как можно скорее. Советский Союз должен быть уничтожен»4.

Однако другая часть правящих кругов Японии считала, что японцы с гораздо меньшими усилиями добьются значительно больших успехов, если они будут продолжать агрессию в Китае и в южном направлении. 2 июля императорская конференция приняла решение о политике Японии в изменившейся обстановке. Было решено «прилагать усилия к разрешению конфликта в Китае» и «продолжать продвижение на юг». О политике Японии по отношению к СССР было решено: «Хотя наше отношение к германо-советской войне основывается на духе «оси» трех держав, мы в настоящее время не будем вмешиваться в нее и сохраним независимую позицию, секретно завершая в то же время военную подготовку против Советского Союза... Если германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для империи, она, прибегнув к вооруженной силе, разрешит северную проблему»5. Это означало, что в случае успехов фашистской Германии на восточном фронте японские империалисты намеревались, совершив нападение на СССР, захватить советский Дальний Восток и Сибирь.

Советская дипломатия приняла меры к тому, чтобы выяснить позицию Японии. 12 июля советский посол в Японии К.А. Сметанин обратился за разъяснениями к И. Мацуока. Японский министр передал ему памятную записку, в которой говорилось, что советско-японский договор о нейтралитете «остается в силе, хотя и не применим к германо-советской войне...». Пакт сохраняет свою силу постольку, поскольку он не будет противоречить тройственному пакту между Японией, Германией и Италией. «Япония будет занимать такую позицию, — указывалось в записке, — при которой она свободно... сможет определить свою собственную политику»6.

Общий смысл японской памятной записки сводился к тому, что Япония не считала себя связанной обязательствами договора о нейтралитете с СССР и Намеревалась действовать так, как сочтет нужным. Это означало, что Коммунистической партии и Советскому правительству необходимо считаться с опасностью нападения со стороны Японии. Они Не только не могли перебрасывать части Красной Армин с Дальнего Востока на советско-германский фронт, но должны были принимать меры к их дальнейшему укреплению.

Большой интерес к состоянию отношений между СССР и Японией проявляли в Вашингтоне. Морской министр США Ф. Нокс отмечал в беседе с советским послом К.А. Уманским 45 июля, что морской разведкой получено много информации о враждебных планах Японии против СССР, в частности о ее намерении порвать пакт о нейтралитете и блокировать Владивосток закрытием японских проливов. В то же время он отметил, что нет уверенности в том, не будут ли японцы некоторое время выжидать дальнейшего развития положения на советско-германском фронте, предприняв тем временем экспансию в Индокитай и Таиланд, чтобы затем использовать эти территории для удара по Сингапуру и Индонезии. Нокс высказал мнение, что «мир вступил в полосу длительной, многолетней войны, участие в которой и Японии, и США предрешено. Это будет война двух коалиций: Германии, Италии, Японии против СССР, Великобритании, США»7.

Соединенные Штаты Америки к этому времени еще недостаточно подготовились к схватке с Японией за господство в бассейне Тихого океана, тем более что речь шла о войне в районах, отделенных от США огромными океанскими просторами. Поэтому в Вашингтоне были заинтересованы в том, чтобы японская агрессия обращалась в сторону СССР, а не на юг, где она непосредственно задевала бы интересы США. Когда же разразится схватка между Японией и США, американское правительство хотело иметь СССР своим союзником. В частности, американские военные круги хотели создать на территории Советского Союза свои военно-воздушные базы для бомбардировок Японии.

Ведя ожесточенные сражения со вторгшимися на советскую территорию германскими войсками, СССР стремился избежать одновременной войны также с дальневосточным агрессором. Если бы такая война все же разразилась, то Советский Союз, естественно, также был заинтересован в сотрудничестве в ней с США, равно как и с Великобританией.

* * *

Подходил к концу первый, самый трудный и опасный для Советского Союза период Великой Отечественной войны. К, началу декабря 1941 г. фашистская Германия оказалась не в состоянии продолжать наступательные действия. В упорных оборонительных боях Красная Армия нанесла рвавшейся вперед германской военной машине такой урон, уничтожила, вывела из строя такое количество военной техники и живой силы врага, что эта машина забуксовала. Гитлеровские планы «блицкрига» против СССР провалились.

Задачи советской внешней политики заключались в том, чтобы создать максимально благоприятные внешние условия для той самоотверженной борьбы, которую вела Красная Армия. При тогдашнем положении, когда Страна Советов со всех сторон находилась в капиталистическом окружении (исключение составляла только МНР), сделать это было нелегко. Но расчеты гитлеровцев на изоляцию Советского Союза провалились. Наибольшая опасность нависла бы над СССР в том случае, если бы он оказался в состоянии войны со всем враждебным ему лагерем империализма. Однако Советскому Союзу удалось избежать такой опасности, в чем немалую роль сыграла советская дипломатия.

В связи с тем, что Советский Союз был вовлечен в войну только после того, как уже разразилась война между двумя империалистическими группировками, он оказался по одну сторону фронта с Великобританией и поддерживавшими ее Соединенными Штатами Америки.

Советское правительство со своей стороны делало все возможное для углубления и укрепления сотрудничества трех держав. Британское и американское правительства также оказались глубоко заинтересованными в сотрудничестве с СССР в войне против гитлеровской Германии, так как не видели других возможностей одержать победу.

Однако в политике и позиции трех держав были существенные различия. Действительно эффективно сражались против германских войск только Вооруженные Силы Советского Союза. Обстановка теперь такова, констатировал И.В. Сталин в докладе 6 ноября 1941 г., что наша страна ведет освободительную войну одна, без чьей-либо военной помощи, против соединенных сил немцев, финнов, румын, итальянцев и венгров, причем на гитлеровскую военную машину работает промышленность Франции, Чехословакии, Бельгии, Голландии. В докладе выражалась надежда на открытие второго фронта, что существенно облегчило бы положение советских войск.

Излагая задачи, стоящие перед СССР, глава Советского правительства констатировал, что главная из них состоит в том, чтобы освободить захваченные агрессором советские земли. Но в то же время СССР ведет войну и за освобождение других порабощенных народов8.

Для осуществления этих задач Советское правительство считало необходимым дальнейшее укрепление сотрудничества СССР, Великобритании и других государств, боровшихся против блока фашистских агрессоров. Но эта задача была весьма сложной и трудной, так как Советский Союз воевал в союзе с одной империалистической группировкой против другой, вставшей на путь агрессии.

Советское правительство не жалело сил и энергии, проявляло выдержку и гибкость, чтобы преодолеть все эти трудности и добиться образования мощной и широкой коалиции, которая могла бы нанести поражение фашистско-милитаристскому блоку, поставившему своей целью завоевание мирового господства.

Примечания

1. Akten zur deutschen auswärtigen Politik. 1918—1945. Serie D. Baden-Baden, 1956, Bd. 6, S. 546; СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны (сентябрь 1938 г. — август 1939 г.). Документы и материалы. М., 1971, с. 334.

2. См.: История второй мировой войны, г. 4, с. 251—252.

3. История дипломатии. М., 1975, т. 4. Дипломатия в годы второй мировой войны, с. 222.

4. История второй мировой войны, т. 4, с. 244.

5. История войны на Тихом океане. М., 1958, т. 3, с. 379, 380.

6. Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М., 1962, с. 307—308.

7. Советско-американские отношения... Документы, т. 1, с. 69.

8. Внешняя политика Советского Союза... Документы, т. 1, с. 49.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты