Библиотека
Исследователям Катынского дела

2. Германский фашизм перед окончательным поражением

В начале 1945 г. фашистский германский империализм стоял перед своим окончательным поражением. Армии антигитлеровской коалиции на Западе и Востоке вышли к германским границам, а в некоторых местах перешли их, готовясь нанести фашистскому агрессору смертельный удар. За исключением клик, опиравшихся на немецкие штыки в занятых гитлеровскими войсками районах Венгрии, Хорватии, Словакии и Италии, все европейские союзники отошли от гитлеровского правительства, что означало для него не только потерю их вооруженных сил, но также и утрату важных промышленных районов и весьма существенных ресурсов сырья и продовольствия. Болгария, Италия и Румыния обратили свое оружие против фашистской Германии и воевали на стороне антигитлеровской коалиции.

Союз гитлеровской Германии с Японией потерял еще в большей степени свою значимость. Японские вооруженные силы, в весьма значительной степени уступавшие в 1944 г. союзническим, понесли большой урон в живой силе и технике, потеряли свои внешние базы в Тихом океане, размещавшиеся на его островах войска были в такой степени блокированы, что уже не могли больше принимать участия в боевых действиях. Союзнические вооруженные силы, обладавшие превосходством на море и в воздухе, высадились в феврале 1944 г. в нескольких местах на Маршалловых, в июне—июле — на Марианских, в сентябре — на Каролинских островах и на острове Моротай. Их авианосные боевые группы за несколько рейдов нанесли японским воздушным силам тяжелые потери. 20 октября 1944 г. они высадились на Лейте и начали бои за Филиппины, которые играли весьма важную роль в снабжении Японии сырьем и потеря которых весной 1945 г. означала изоляцию Японии от источников важного в военном отношении снабжения индонезийской нефтью В ходе сражения на море и в воздухе у Лейте с 23 по 26 октября 1944 г. потери японского военно-морского флота были столь тяжелы, что он окончательно потерял свое значение.

В Китае японские вооруженные силы в 1944 г. имели успех, поскольку гоминдановское правительство, вовсе не намеренное проводить честное сотрудничество с революционными и демократическими силами, занимало враждебные народу позиции В районах, еще запятых японскими войсками, освободительное движение становилось все более мощным. Во главе этого движения стояли революционные народные силы, руководимые Коммунистической партией и имевшие в Китае вооруженные силы численностью свыше 3 млн человек. Несмотря на тяжелые потери со стороны Японии, уменьшение ее военной продукции и фактическое исключение военно-морских сил, в конце 1944 г. — начале 1945 г. она была столь сильной в военном отношении, что для ее разгрома необходимо было принять существенные меры.

Распад фашистской коалиции и отход нейтральных государств от гитлеровской Германии привели ее в начале 1945 г. почти к полной международной изоляции 21 апреля 1944 г. Турция прекратила ей поставки хрома Под англо-американским давлением франкистская Испания в мае 1944 г. снизила поставки вольфрама, а Португалия прекратила их полностью. В июле Швеция заявила, что она намерена сократить на 50% поставки шарикоподшипников в Германию.

Потеря многих промышленных районов и источников сырья, растущий недостаток в рабочей силе, а также воздушные налеты союзников, которые оказали в конечной фазе войны сильное воздействие на военное производство гитлеровской Германии, привели в конце 1944 г. — начале 1945 г. к быстрому спаду этого производства. В марте 1945 г. оно упало до 145% от уровня января—февраля 1942 г. Хотя это по сравнению с 1939—1940 гг. составляло еще значительный объем, все же разница между производством и потребностями страны становилась все больше из месяца в месяц.

Ощутимо сказывался увеличивающийся недостаток горючего, который в конце 1944 г. — начале 1945 г. вынудил сократить до минимума перевозки автотранспортом, боевое использование танков и авиации, что привело к еще большему свертыванию оперативных возможностей гитлеровского вермахта. Причинами недостатка горючего были массированные воздушные налеты с мая 1944 г. на нефтеперегонные предприятия и уменьшение ввоза нефтепродуктов из Юго-Восточной Европы до 10—15% от уровня 1943 г. Существенное уменьшение производства авиационного бензина с 181 тыс. тонн в марте 1944 г. почти до 10 тыс. тонн в сентябре угрожало полной парализацией действий авиации. В период, когда промышленность поставляла значительно больше самолетов, чем прежде, это привело к тому, что часть из них вообще не могла быть использована. Для скорейшего восстановления разрушенных предприятий Шпеер уже 11 июля 1944 г. распорядился принимать все возможные меры, даже если из-за этого серьезно пострадает минимальная программа строительства. Путем передислокации производства в подземные помещения и привлечения 150 тыс. рабочих для восстановления поврежденных заводов по производству горючего в конце 1944 г. — начале 1945 г. удалось вновь несколько увеличить его выпуск, чему способствовало также уменьшение интенсивности воздушных налетов в тот период. Однако производство было столь низким, что не могло обеспечить мобильность вооруженных сил, учитывая еще и то, что за это время резервы горючего были почти израсходованы.

В конце 1944 г. — начале 1945 г. интенсивнее усиливался кризис экономики. С мая 1944 г. по январь 1945 г. промышленный индекс производства уменьшился на 32%. В первые месяцы 1945 г. это падение ускорилось. С наивысшего уровня в 3,2 млн тонн в марте 1944 г. производство стали сократилось в феврале 1945 г. на 0,6 млн тонн. Если добыча каменного угля в июне 1944 г. составляла еще 26,9 млн тонн, то в январе 1945 г. она упала до 11,8, а в феврале до 7 млн тонн. Так же обстояло дело и в других основных отраслях тяжелой промышленности.

Производство вооружения уменьшалось более медленными темпами. Это объяснялось тем, что монополии еще располагали на складах запасами сырья и полуфабрикатов. В первые месяцы 1945 г. производилось еще относительно большое количество легкого пехотного оружия. Однако производство игравшего более важную роль тяжелого оружия пехоты, а также танков, самолетов и боеприпасов крупного калибра быстро сокращалось. Вследствие больших потерь за 1944 г. было невозможно восполнить недостачу вооружения и техники. Так, например, с 1 июня 1944 г. по 1 марта 1945 г. потери в винтовках составили 3,5 млн, поскольку солдаты, как правило, их бросали во время панического отступления. Если ОКВ ежемесячно затребовало 300 тыс. новых винтовок, то их производство составляло за тот же период около 20 тыс. С марта 1945 г. военная промышленность была уже не в состоянии удовлетворять спрос в боеприпасах. С февраля—марта 1945 г. транспортный кризис, быстро усугубляющийся из-за воздушных налетов, парализовал всю военную промышленность.

Сложившаяся обстановка и быстрое продвижение вооруженных сил антигитлеровской коалиции вынудили министерство, руководимое Шпеером, отказаться от централизованного управления военной промышленностью, которое зачастую и без того было уже невозможным, и перейти к децентрализованной системе управления. В соответствии с этим были созданы шесть крупных округов или промышленных районов, которые в свою очередь должны были образовать замкнутый круг по производству продукции для непосредственных нужд фронта. Назначенные для этих целей уполномоченные военной промышленности получили диктаторские права и должны были создать аппарат управления, который в уменьшенном масштабе напоминал бы министерство в Берлине. Такими мерами удалось до последнего времени обеспечить определенный выпуск вооружения и боеприпасов.

Гитлеровский вермахт понес невосполнимые потери. В 1944 г. его численность сократилась на 26%. Сухопутные войска имели номинально свыше 299 дивизий и 31 бригаду, из которых 169 дивизий и 20 бригад находились на германо-советской фронте, но большинство их было весьма низкой боеспособности1. Их материальное оснащение и укомплектованность личным составом едва доходили до 50%. Наряду с войсками гитлеровского вермахта на германо-советском фронте сражались 16 венгерских дивизий. ВВС и противовоздушная оборона были бессильны против союзнических военно-воздушных сил, которые к марту 1945 г. достигли полного господства в воздухе. Соотношение сил в авиации не могло изменить и применение в конце 1944 г. первых реактивных истребителей Ме-162, Ме-163, Ме-262. Оставшиеся корабли военно-морских сил Германии действовали лишь в прибрежных водах и в Балтийском море. Подводный флот в заключительном периоде войны также не мог достичь значительных результатов. Однако сражавшиеся под фанатичным руководством вооруженные силы гитлеровского рейха были еще довольно весомым боевым фактором. Свидетельством тому явилось немецкое наступление в Арденнах в декабре 1944 г.

Медленное продвижение англо-американских войск, которые к поздней осени 1944 г. имели в Западной Европе свыше 69 боеспособных дивизий и превосходящие противника ВВС, не только позволило фашистскому верховному командованию стабилизировать фронт, но и пополнить часть потрепанных соединений и использовать их и резервы для подготовки контрнаступления. Стратегическая цель контрнаступления заключалась в том, чтобы значительно ослабить вооруженные силы западных союзников и высвободить войска для германо-советского фронта. Чем безнадежнее становилась военная обстановка, тем сильнее фашистское руководство цеплялось за нереалистические представления о кажущемся распаде антигитлеровской коалиции. «В истории никогда еще не было коалиций, которые состояли бы, как, например, коалиции наших врагов, из столь разнородных элементов с совершенно противоположными целями... Если нанести по ней еще несколько весьма ощутимых ударов, то в любой момент этот искусственно поддерживаемый фронт может неожиданно рухнуть, сопровождаемый мощными раскатами», — внушал Гитлер генералитету за несколько дней до начала контрнаступления.

В результате наступления, начатого 16 декабря 1944 г. 22 дивизиями и 2 бригадами в Арденнах, был прорван фронт союзников между Моншау и Эхтернах шириной 100 км, что временно поставило англо-американские войска в тяжелое положение. Однако немецким ударным частям не удалось форсировать реку Маас и выйти к Антверпену с целью отрезать и уничтожить находившиеся в Голландии союзнические войска. После неудачи в Арденнах в конце декабря фашистское руководство попыталось удержать инициативу, начав 1 января 1945 г. наступление в Эльзасе. Насколько серьезной считало тогда союзное верховное командование обстановку, видно из того, что в январе 1945 г. Черчилль обратился к Советскому Союзу с просьбой как можно быстрее начать наступление, чтобы отвлечь немецкие силы на Германо-советский фронт. «Вы же сами из собственного опыта знаете, — писал он Сталину, — насколько серьезна обстановка, если приходится оборонять весьма широкую линию фронта после временной потери инициативы». После удовлетворения этой просьбы и переноса наступления в Польше на более ранний срок — 12 января 1945 г. — началась последняя, решающая кампания в этой войне. Германский фронт в Польше быстро рухнул. В конце января — начале февраля Советская Армия вышла к Одеру и создала там несколько плацдармов. Тем самым при участии Войска Польского она освободила Польшу, страну, которая первой подверглась фашистскому нападению и которая наряду с Советским Союзом наиболее сильно пострадала от гитлеровского террористического господства. За 21 день гитлеровский вермахт потерял 500 тыс. человек, 1300 самолетов, примерно 1300 танков и штурмовых орудий и 14 тыс. орудий и минометов.

В феврале—марте 1945 г. фашистские войска под воздействием сильных ударов вынуждены были отступить из Силезии, оставив в Бреславле (Вроцлав) и Глохау (Глогув) окруженные гарнизоны. В Восточной Пруссии в результате советского удара по заливу Фришес Хафф были отрезаны три армии, последняя группировка которых капитулировала на Земландском полуострове 25 апреля. В связи с тем что находившиеся в Померании две армии, быстро усиливавшиеся фашистским верховным командованием, угрожали растянутому северному флангу советского фронта по Одеру, советское верховное командование приняло решение перед наступлением на Берлин вначале устранить эту опасность. Советские войска вышли к Балтийскому морю, расколов тем самым немецко-фашистскую группировку. После этого они развили наступление в западном и восточном направлениях, вышли 20 марта к восточному берегу залива Штеттинер Хафф, а 30 марта освободили город Данциг. Помимо указанных ранее причин эти быстрые поражения гитлеровского вермахта были возможны еще и потому, что фашистское руководство сконцентрировало в Венгрии крупные силы, чтобы удержать последние оставшиеся районы сырья, в особенности район нефтедобычи в Надьканиже. Начатое с этой целью 6 марта 1945 г. наступление немцев в районе озера Балатон настолько их ослабило, что советские войска в последующем контрнаступлении быстро прошли до Австрии и Чехословакии и в ходе ожесточенных уличных боев освободили 13 апреля Вену.

На западе, после того как союзнические войска были отброшены в Арденнах, они, несмотря на решающее превосходство, лишь постепенно переходили к контрнаступлению. К середине марта союзники вышли к Рейну по всему его течению и создали у Ремагена и Оппенгейма плацдарм на его восточном берегу. Как на востоке, так и на западе союзнические армии готовились к нанесению последнего удара.

Несмотря на то что крах гитлеровской Германии был уже близок, англо-американская авиация продолжала бомбить немецкие города. Англо-американская воздушная война, начавшая принимать террористический характер, направляла во все возрастающем размере свои удары в первую очередь против объектов в будущей советской зоне оккупации. Налеты преследовали цель увеличить в этих районах хаос, вызванный преступным продолжением войны, и создать дополнительные трудности при восстановлении страны, которые могли бы стать источником антисоветской позиции населения. Между 13 и 15 февраля 1945 г. англо-американские бомбардировщики, совершая дневные и ночные налеты, превратили переполненный беженцами город искусства Дрезден в развалины, хотя в военном отношении в этом не было никакой необходимости.

Гитлеровская клика, стремясь увлечь за собой в пропасть народ, пыталась отодвинуть свой конец жестокими репрессиями. СС и полевая жандармерия с автоматами наизготовку возвращали откатывающиеся войска на фронт. Для противодействия усталости и безразличию, вызванными войной, и разложению в войсках фашистское командование отдало 15 февраля 1945 г. приказ о создании в прифронтовых районах военно-полевых судов, которые должны были на месте приговаривать дезертировавших солдат к расстрелу. До окончания войны тысячи немецких военнослужащих пали их жертвой. Генерал-фельдмаршал Кейтель и Борман издали приказ, по которому каждый город следовало защищать до последнего человека. Вывешивание белых флагов каралось смертной казнью. По распоряжению от 25 февраля 1945 г. действие военно-полевых судов распространялось и на гражданское население. Попытка гитлеровской клики создать в занятых союзническими войсками районах нацистские диверсионные банды под названием «Вервольф» почти повсеместно терпела провал, так как население не давало больше вводить себя в заблуждение. Там, где эсэсовские офицеры, нацистские деятели и обманутые подростки, как, например, в Аахене, пытались после оккупации продолжать борьбу, это приводило к тяжелым жертвам среди гражданского населения.

Кровавый террор, который ощущали непосредственно на себе все большие массы немецкого народа, не мог остановить быстрого роста пораженческих настроений как на фронте, так и в тылу. Лишь страх перед репрессиями и поддерживаемые нацистской пропагандой лживые представления о действиях оккупационных властей позволяли и дальше удерживать большую часть народа в безвольном подчинении.

Антикоммунистическая пропаганда ужасов и нацистский террор, вынудившие население к эвакуации из прифронтовых районов, выгнали миллионы людей на дороги. В то время как колонны беженцев передвигались на запад, а женщины, дети и старики умирали от голода и холода, нацистские «бонзы» уходили в укрытия и подготавливали себя к подпольной деятельности. Гауляйтер так называемого Вартегау Грейзер призвал население к фанатическому сопротивлению, а сам бежал при приближении советских войск, захватив награбленные богатства. Так же поступили гауляйтер Восточной Пруссии Кох, гауляйтер Данцига Форстер и многие другие руководящие нацисты.

Часто называемое и используемое западногерманской реваншистской пропагандой число в 500 тыс. жертв среди немецкого гражданского населения восточных районов в действительности должно быть отнесено на кровавый счет германских империалистов, которые сами не испытывали чувства жалости к своему народу.

Гитлеровская клика попыталась и в Германии прибегнуть к тактике «выжженной земли». По приказу Гитлера от 19 марта 1945 г. при отступлении предписывалось уничтожить все промышленные и транспортные объекты, объекты снабжения, а также материальные ценности. Приказ, который исполнялся на Востоке фанатичными офицерами, натолкнулся на противодействие монопольного капитала и его представителей, стремившихся сохранить свои промышленные сооружения. Вопреки указаниям Гитлера Шпеер через военное министерство и Кейтель через ОКВ издали распоряжения, которые ограничивали так называемый «приказ Нерона». 30 марта с этими мерами согласился и Гитлер, отдав распоряжение, которое предоставляло Шпееру право издавать необходимые изменения по исполнению этого приказа. Распоряжения Шпеера и Кейтеля свидетельствовали о том, что крупная буржуазия делала многое для того, чтобы обеспечить себе стартовые позиции на послевоенный период.

Подобные цели преследовал также и приказ от 8 апреля 1945 г. относительно разграничения функций в партийном и государственном аппарате. Согласно этому приказу высшие нацистские деятели, являвшиеся одновременно ландратами или обер-бургомистрами, должны были ограничиться исполнением лишь партийных функций. Это давало возможность господствующим кругам поставить у ключевых позиций управленческого аппарата лиц, которые не скомпрометировали себя прошлыми связями с нацистами. Тем самым подготавливались органы правления, которые могли бы существовать и после оккупации Германии.

Примечания

1. См. 50 лет Вооруженных Сил СССР, стр. 424.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты