Библиотека
Исследователям Катынского дела

3. Антифашистское движение Сопротивления в Германии до конца 1943 г.

Образование Национального комитета «Свободная Германия» положило начало новому, наиболее значительному этапу антифашистской борьбы в Германии. Руководствуясь указаниями ЦК КПГ и программой НКСГ, подпольные партийные организации КПГ и организации антифашистского Сопротивления в Германии расширили фронт своей борьбы, распространив деятельность на ряд новых предприятий военной промышленности, усилив работу в рядах фашистского вермахта и среди интеллигенции, а также среди иностранных рабочих, насильно угнанных в Германию, и военнопленных. Крупные организации КПГ в округах Берлин-Бранденбург, Тюрингия, Саксония и Саксония-Ангальт активизировали во второй половине 1943 г. свою деятельность и создали широко разветвленную сеть связей с остальными промышленными центрами по всей Германии. Постепенно складывалось центральное руководство всей антифашистской борьбой в Германии. Руководящие деятели КПГ с помощью берлинского руководства и при посредничестве шведских антифашистов установили осенью 1943 г. прямую связь с представителем ЦК КПГ в Швеции Карлом Мевисом. От него они получали решения и директивы партийного руководства и со своей стороны посылали ему донесения об обстановке и антифашистской борьбе в Германии.

В соответствии с планами партийного руководства немецкие коммунисты пытались установить связь с Эрнстом Тельманом, находившимся в ганноверской тюрьме, и организовать его освобождение. В рамках подготовки к этой операции в августе 1943 г. в Берлине состоялось нелегальное совещание с участием Бернгарда и Эрны Альмштадт, Франца Якоба и Аптона Зефкова. Перевод Тельмана в каторжную тюрьму в Бауцен сорвал операцию по его освобождению.

Партийная организация округа Берлин-Бранденбург, руководимая Фрицем Эмрихом, Францем Якобом и Антоном Зефковым, постоянно расширяла свое влияние. Она начала руководить партийными ячейками и антифашистскими борцами на крупных берлинских предприятиях в различных районах города, в том числе на заводах «Аскания», «Даймлер-Бенц АГ», «Сименс», «Телефункен». Округ был разбит на участки. Руководителями участков были назначены наиболее опытные в подпольной работе члены партии: на участок «Норд» — Фриц Гольтц, на участок «Норд-ост» — Макс Зауэр, на участок «Ост» — Эрих Фелинг и на участок «Зюд» — Вильгельм Молль. Это гарантировало коллективную разработку важнейших решений и их быстрое распространение в группах Сопротивления. Одновременно берлинская окружная организация укрепила свои связи с партийными группами за пределами столицы и с нелегальным руководством КПГ в концлагере Заксенхаузен. Участники движения Сопротивления из группы «Иннере фронт», входившей в берлинскую организацию, даже после ареста своих руководителей в Ораниенбурге выпускали последующие номера своей нелегальной газеты «Ди иннере фронт». Это происходило при участии уполномоченных ЦК КПГ Шарлотты Бишоф и Гейнца Плюшке. Вместе с беспартийными антифашистами они продолжали оказывать помощь молодым советским гражданам, угнанным на принудительные работы в Германию.

Коммунисты берлинской организации борцов Сопротивления активно сотрудничали с бывшими социал-демократами и антифашистски настроенными представителями буржуазных кругов. Среди тех, кто активно работал с берлинской партийной организацией, был главный врач военного госпиталя д-р Крейзельмейер, врач д-р Курт Фюрстенгейм, артист Ганс Мейер, распространявший материалы в театре имени Шиллера.

Исключительное значение для укрепления нелегальных партийных организаций КПГ и всех антифашистских сил имел разработанный берлинской партийной организацией «Материал № 1. Актуальные вопросы нашей работы от 1 октября 1943 года». В нем настоятельно подчеркивалось, что успех работы зависит от вовлечения новых борцов Сопротивления на предприятиях и от организованного руководства ими со стороны партии: «Все политические институты пришли в движение. Необходимо направить это движение, повести его по желательному для нас руслу. Но отдельным товарищам, как бы много их ни было, это не по силам, это может сделать лишь сплоченная и целеустремленная партия». С помощью этого материала берлинская партийная организация наметила в соответствии с директивами ЦК КПГ политическую линию антифашистского движения Сопротивления в Германии. Он послужил для борцов-антифашистов руководством и подспорьем в их работе и укрепил их сотрудничество.

Окружная организация КПГ в Тюрингии создавала партийные ячейки на новых предприятиях, например на заводе пишущих машинок «Олимпия» в Эрфурте, на машиностроительном заводе Теодора Эрлиха в Готе, на заводе

Карла Цейсса в Йене и на военных предприятиях в Зуле. В городах Бад-Зальцунген, Эйзенах, Гота, Йена, Зуль, Веймар и Целла-Мелис удалось создать районные правления партии. В Йене, в мастерской Альберта Бауэра, организовали типографию. Клише тайно изготовил на фабрике в Йене беспартийный антифашист Рольф Рейтмейер. Это позволило осенью 1943 г. отпечатать 1500 экземпляров листовки «Гитлеровская война проиграла» и в конце года 700 экземпляров листовки «Обзор обстановки». В Эрфурте, Эйзенахе и других районах коммунисты из группы Нойбауэра — Позера также создали условия для изготовления нелегальных листовок. В Йене они сконструировали валик, прикреплявшийся к велосипеду. С помощью этого валика можно было писать лозунги на асфальтированных дорогах. Юдит Ауэр, работавшая в качестве связной между берлинской организацией и другими партийными организациями, перевезла его позднее в Берлин для использования в работе антифашистов.

Саксонская окружная организация создала новые партийные группы и отряды борцов Сопротивления, особенно в Лейпциге, и укрепила свои связи с другими районами. Она была связана с Мерзебургом, Магдебургом, Дрезденом, районом Мансфельда, Рейнско-Рурской областью, Вюртембергом и Баварией, а через д-ра Георга Заке — с гамбургскими военными заводами и верфями, а также с Бреслау. Через Курта Кюна дрезденская организация борцов Сопротивления, в которой особенно активно действовали Герберт Блохвитц, Отто Галле, Курт Шлоссер и Артур Вейнек, получила от нее проект «Тезисов о прекращении империалистической войны и ликвидации нацистского господства» и другие материалы для использования в работе на предприятиях. С помощью дрезденских антифашистов эти материалы были переправлены дальше в Хемниц (ныне Карл-Маркс-Штадт), где они послужили подспорьем в организованной Эрнстом Энге и Паулем Мюллером антифашистской работе на военных заводах.

Весной 1943 г. лейпцигская партийная организация установила тесный контакт с Международным антифашистским комитетом (МАК), который был создан немецкими и советскими коммунистами совместно с иностранными рабочими военных заводов Лейпцига. Руководство комитетом осуществлял советский коммунист Николай Румянцев. Он писал и распространял листовки, а также пытался создать военную организацию для борьбы за освобождение.

Принципы и цели движения «Свободная Германия» помогли лейпцигским антифашистам наладить новые контакты. Особенно результативным было сотрудничество с Вольфгангом Хейнце. Он, будучи служащим одного военного завода, снабжал их обширной информацией, вел активную антифашистскую работу и во время своих служебных командировок устанавливал много важных контактов. Приемные врачей Фрица Гитцельта и Карла Гельбке в Лейпциге стали местом встреч антифашистов и центром по оказанию помощи многим иностранным рабочим. Здесь оформлялись фиктивные свидетельства о непригодности к военной службе. С организацией активно сотрудничала сельский врач Маргарете Бланк, которую впоследствии казнили за «подрывную деятельность». Удалось наладить тесный контакт с бывшим депутатом рейхстага социал-демократом Лоисом Бергхольцем, проживавшим в Цейце. Постоянно усиливалась антифашистская работа среди молодежи и личного состава фашистского вермахта.

Крупные организации партии и движения Сопротивления в Германии оказывали определяющее влияние на всю борьбу. Они расширяли ее в соответствии с директивами руководства КПГ. Под их воздействием, а иногда и по собственной инициативе активизировали свою борьбу многие другие организации и группы борцов Сопротивления.

В Рейнской области, на побережье, в районе Мансфельда, в Померании, Восточной Пруссии и многих других районах Германии все чаще организовывались выступления против фашистского господства и войны. Коммунисты Гамбурга вновь установили контакты с отдельными предприятиями, прерванные после волны арестов в октябре 1942 г., например с объединенными германскими металлообрабатывающими заводами, с предприятиями фирмы «Хайденрейх и Харбек», заводами «Вольво», с верфями Говальдта и Штюккена. Организация возродилась под руководством Густава Вруна и Вальтера Боона, особенно после крупного воздушного налета на Гамбург в июле

1943 г. В результате возникших в Гамбурге беспорядков, во время которых возмущенное население бросало эсэсовцев в канал, происходили столкновения между вооруженными иностранными рабочими и гестапо. Фашистские власти вынуждены были временно освободить из тюрем многих антифашистов. Среди них были Врун и Боон, которые немедленно установили связь с другими антифашистами для возобновления нелегальной работы. Они наладили контакты с берлинской партийной организацией и поддерживали тесную связь с гамбургскими и бременскими социал-демократами, в том числе с Адольфом Куммернуссом, Отто Шуманом и Гертрудой Локкман. Некоторые социал-демократы работали непосредственно в гамбургской организации, например Адольф Шредер, который наладил особенно тесное сотрудничество с Густавом Вруном.

Антифашистская рабочая группа Центральной Германии активно поддержала на заводе по производству горючего в Лютцкендорфе 3 тыс. итальянских рабочих, которые после свержения Муссолини провели забастовку с целью добиться своего возвращения в Италию. В Эйслебене немецкие и советские коммунисты спасли от переплавки памятник В.И. Ленину, похищенный гитлеровским вермахтом в г. Пушкино под Ленинградом, и прятали его до освобождения. Разностороннюю деятельность развернул Антифашистский немецкий народный фронт (АННФ), который уже в первой половине 1943 г., базируясь в Мюнхене, работал в отдаленных районах Южной Германии. С сентября он стал выпускать подпольный журнал «Дер веккер», установил контакты с рабочими крупных заводов, служащими вермахта и полиции, политическими заключенными, иностранными рабочими и военнопленными. Его связи доходили до Баден-Бадена, Карлсруэ, Мангейма, Кемптена, Нюрнберга, Эрфурта, Веймара, Вольфена и других населенных пунктов. Связь АННФ с организацией советских военнопленных осуществляли Карл Мерват и Эмма Хутцельман. Мерват и советский коммунист Корбуков выступили на нелегальном собрании, которое немецкие и советские борцы Сопротивления провели в годовщину Великого Октября в лесу, в районе Фреймана под Мюнхеном. В августе 1943 г. организации создали объединенный центр, в который вошли Хутцельман, Ярес, И.С. Корбуков, В.А. Винниченко и Циммет. Он ставил своей задачей подготовить крупные выступления, в том числе и вооруженных групп, против нацистского господства и гитлеровской войны. Осуществление этих планов сорвалось, так как гестапо удалось проникнуть в организации и арестовать многих немецких и советских борцов Сопротивления.

Организации и группы движения Сопротивления применяли разнообразные формы антифашистской борьбы. Широкая разъяснительная работа и распространение сообщений радиостанции «Фрейес Дейчланд», помощь подневольным рабочим, военнопленным и заключенным, организация простоя и саботажа на военном производстве являлись главными методами борьбы участников Сопротивления. Так, на заводах «Лейна» нарушалась электропроводка важных агрегатов, на заводе «Борзиг» в берлинском районе Тегель не попадали на производство нужные материалы, в Гамбурге выводились из строя газовые баллоны и срывались приемочные испытания. Коммунисты и социал-демократы так изготавливали детали для подводных лодок, что они не подходили друг к другу. В Дортмунде броневые плиты сваривались так плохо, что швы не держались, а в Магдебурге танки не могли быть приняты комиссией, ибо в них обнаруживались существенные дефекты. В Зуле пожар котельной на долгое время задержал производство, а на других предприятиях Тюрингии было приведено в негодность 20 тыс. взрывателей и ручных гранат, а также повреждены транспортировочные механизмы Все чаще подвергались повреждениям изделия военного производства, изготовлявшиеся заключенными каторжных тюрем и концлагерей.

Одной из форм нарушения военного производства была замедленная работа и отсутствие по болезни. Становившиеся все более продолжительными и частыми воздушные тревоги и налеты давали многим трудящимся повод для временного уклонения от военного производства. После первого крупного налета на Лейпциг в декабре 1943 г. организация КПГ призывала трудящихся: «Во время воздушного налета вы должны сначала обезопасить свою жизнь... После налета не появляйтесь на своих рабочих местах. Объясняйте это необходимостью произвести расчистку развалин и плохими средствами сообщения! Медленная работа ведет к скорому окончанию войны!»

Саботаж не мог одним ударом сорвать военное производство, но свидетельствовал о растущей активности противников войны. При этом рабочие во главе с коммунистами рисковали своей свободой и жизнью ради спасения нации. Администрация концернов все чаще выдавала рабочих гестапо. В первой половине 1943 г. «за отказ от работы» было арестовано 167 574, а с июля по сентябрь — 112 778 немецких и иностранных рабочих, многие из которых были казнены.

Ширилось организованное сопротивление и среди заключенных каторжных тюрем и концлагерей. В Заксенхаузене, Дахау, Освенциме и других лагерях возникли интернациональные лагерные комитеты. Интернациональным лагерным комитетом в Бухенвальде руководил немецкий коммунист Вальтер Бартель. Военнослужащие 999-го штрафного батальона развернули широкую антифашистскую работу и использовали любую возможность, чтобы покинуть фашистский вермахт. Подразделения, переброшенные в начале 1943 г. в Бельгию и Голландию, немедленно установили связь с бельгийскими и голландскими рабочими и слушали передачи Лондона и Москвы. В Греции военнослужащие иногда поддерживали действия местных партизан, частично переходили на их сторону и активно боролись вместе с ними против фашистов. Когда осенью одно подразделение 999-го штрафного батальона было послано на Днепр, антифашисты незамедлительно установили контакт с советскими партизанами и организовали с их помощью переход солдат этого батальона на сторону Красной Армии. В конце года немецкий коммунист Рудольф Дольциус из Кальбе привел в расположение Красной Армии роту численностью сто человек.

В результате последовательно проводившейся КПГ политики Народного фронта немецкое антифашистское движение Сопротивления охватывало все более широкие круги. Группы и отдельные борцы антифашистского Сопротивления, представлявшие самые различные партийные направления и социальные слои, выступали в духе политики КПГ и НКСГ. против фашистского режима насилия. В Шпейере на Рейне группа социал-демократов во главе с Якобом Шультхейсом активно поддерживала принципы НКСГ. В группе интеллигенции «Дядя Эмиль» в Берлине работали дирижер Лео Борхард, писатели Фред Денгер и Рут Фридрих, артистка Карин Фридрих, врачи Йозеф Шенк и Вальтер Зейтц. Они помогали лицам, преследуемым по расовым и политическим мотивам, снабжали их фальшивыми документами и продовольствием, выдавали им медицинские свидетельства и организовывали помощь семьям осужденных и преследуемых. «Немецкое освободительное движение», группа, состоявшая из представителей мелкобуржуазных слоев, распространяла в Мюнхене, Нюрнберге, Берлине и Вене листовки и призывала к саботажу. Такая же группа 07 поддерживала связь с Аахеном, Берлином, Веной, Прагой, Краковом и Варшавой. Некоторые католические священники и евангелические пасторы выступали с запрещенными посланиями, в которых протестовали против жестокости фашистов и призывали помогать преследуемым. За это были осуждены и казнены пасторы Герман и Гельмут Хессе из Вупперталя, Йозеф Мош из Мисбрунна (Бавария), прелат д-р Карл Ламперт, патер Фр. Лоренц, капеллан Х. Симонейт из Штеттина и Иоганнес Леодегар Кремер из Кассель-Беттенхаузена.

Даже одиночные выступления и антивоенные разговоры становились антифашистским поступком. Крестьянин Йозеф Хуфнагель регулярно слушал зарубежные радиостанции, обсуждал эти передачи с друзьями и говорил о неизбежном поражении. За свое открытое выступление против войны он поплатился жизнью. В результате подобных высказываний много немцев из самых различных социальных слоев стало жертвами фашистской классовой юстиции. В их числе были директор берлинского зоологического музея профессор д-р Вальтер Арндт, портниха Эльфрида Шольц из Дрездена, сестра писателя Эриха Марии Ремарка, изгнанного из Германии, и многие другие. Пенсионер Вильгельм Леман из Берлина в возрасте 74 лет был казнен на гильотине за то, что вывесил лозунг «Гитлер — массовый убийца».

Борьбу немецких антифашистов, связанную с большими жертвами, возглавляли коммунисты. КПГ придавала этой борьбе целенаправленность. Партийные организации были ядром многих организаций борцов Сопротивления. В результате возросшего сотрудничества крупнейших нелегальных окружных организаций КПГ, особенно в Берлине, Тюрингии и Саксонии, осенью 1943 г. возникли политические и организационные условия для образования объединенного политического руководства. В соответствии с указаниями ЦК КПГ совещание руководящих работников приняло решение о создании совместного руководства, а тем самым об объединении сил и целей существующих нелегальных партийных групп. Было принято решение сосредоточить в дальнейшем усилия на создании новых ячеек и групп из кадровых работников на предприятиях, усилить сотрудничество с иностранными рабочими и военнопленными и добиться вовлечения всех слоев населения в антифашистскую борьбу. Таким образом, под руководством ЦК КПГ в ноябре возникло оперативное руководство партией и нелегальной антифашистской борьбой в самой Германии, которое исходило в своей работе из политической линии Национального комитета. В оперативное руководство вошли Франц Якоб, Теодор Нойбауэр, Антон Зефков, Георг Шуман, Мартин Швантес, а после своего побега из каторжной тюрьмы Плетцензее — Бернгард Бестлейн. Они одобрили разработанный берлинским руководством «Материал № 2. Обзор обстановки. Октябрь 1943 года», который был наиболее зрелым в политическом отношении из всех разработанных ранее документов подобного характера. В нем подчеркивалась необходимость взаимодействия всех противников Гитлера и расширения их борьбы. Он призывал всех коммунистов проявить «мужество, отвагу и решительность».

В результате создания единого руководства крупнейших организаций партии и движения Сопротивления и установления постоянно крепнущих связей по всей Германии наступил значительный подъем антифашистской борьбы. Однако возросший террор фашистов вызвал новые бесчисленные жертвы, гестапо усиливало контроль над малейшими проявлениями оппозиции и продолжало наводить ужас на народные массы. Поэтому и 1943 год не мог ознаменоваться решающими антифашистскими выступлениями. Но рост антифашистского движения Сопротивления в Германии способствовал ослаблению господства фашистов и создавал важные предпосылки для установления широкого сотрудничества в послевоенном строительстве Германии. Десятки тысяч подлинных немецких патриотов героически и самоотверженно представляли новую Германию, Германию с антифашистским и мирным будущим.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты