Библиотека
Исследователям Катынского дела
Главная
Новости
Хроника событий
Расследования
Позиция властей
Библиотека
Архив
Эпилог
Статьи
Гостевая

На правах рекламы:

blackwood.ru Выгодно вложить капитал это дом на рублевке купить дорого

Завершение предвоенной мобилизации страны

Одновременно с дипломатической подготовкой войны летом 1939 г. в фашистской Германии были осуществлены и другие мероприятия, завершившие подготовку страны к агрессивной войне. Усиливалась централизация государственного аппарата, форсировалось производство вооружения и снаряжения, на основе политики автаркии создавались запасы стратегического сырья и продовольствия, издавались многочисленные законы и распоряжения, направленные на беспощадную эксплуатацию трудящихся, на перевод экономики страны на обслуживание потребностей войны.

Еще более усиливались связи государственного аппарата и аппарата нацистской партии с монополиями, руководители которых возглавили подготовку к войне наиболее важных отраслей германской экономики. Правления крупнейших монополистических объединений были наделены государственными полномочиями.

Военно-промышленные концерны фашистской Германии «И.Г. Фарбениндустри», Сименса, АЭГ, Фликка, Крупна, Маннесмана и др., заинтересованные в войне и получении новых прибылей за счет порабощения других народов, выступили за проведение политики автаркии, за мобилизацию всех внутренних ресурсов, не считаясь с рентабельностью и нуждами населения, в целях создания запасов и увеличения производства стратегического сырья: цветных и черных металлов, синтетического бензина, каучука.

Соответственно проводилась и реорганизация управления страной и экономикой, что вело к дальнейшему развитию государственно-монополистического капитализма, к возрастанию роли ведущих концернов во внутренней и внешней политике Германии.

Проводя ускоренную подготовку к войне, правительство фашистской Германии еще в 1938 г., как уже указывалось, осуществило реорганизацию государственного аппарата. Затем были учреждены посты чрезвычайных уполномоченных для каждой стратегически важной отрасли экономики, которые входили в систему Управления четырехлетнего плана.

На совещании с промышленниками в Каринхалле 16 июля 1938 г. по вопросу о руководящих принципах дальнейшей военной мобилизации экономики Геринг еще раз повторил: «Задача четырехлетнего плана заключается в подготовке германской экономики в течение ближайших четырех лет к тотальной войне. Чрезвычайный уполномоченный по четырехлетнему плану имеет неограниченные полномочия, которые он может передать, в случае необходимости, специально назначенным уполномоченным...»1

Здесь же Геринг подписал директиву о функциях и полномочиях чрезвычайных уполномоченных по важнейшим отраслям промышленности.

В декабре 1938 г. было назначено 87 военно-экономических «фюреров» для руководства военной экономикой. На эти посты назначались германские монополисты, руководители военно-экономических палат, генеральные директоры немецких калийных синдикатов, рурских химических концернов, саарские шахтовладельцы (Краух, Рехлинг) и др.

Германские монополисты приняли непосредственное участие в разработке военно-экономических мобилизационных планов. Так, монополист Краух из концерна «И.Г. Фарбениндустри», ознакомившись с секретным экономическим мобилизационным планом, сделал заключение о необходимости более форсированной подготовки экономики к войне. По поручению Геринга Краух разработал «ускоренный план», который и назывался в дальнейшем «планом Крауха». Крауху были предоставлены особые права для осуществления этого плана. Как говорится в отчете Управления военной экономики и вооружений ОКВ, «выполнение этого плана было поручено управлению Крауха и верховному командованию вооруженными силами (ОКВ). Тесное сотрудничество между этими ведомствами обеспечивалось специальным планирующим комитетом и персоналом»2.

Планы мобилизации предприятий на случай войны были так детально разработаны концерном «И.Г. Фарбениндустри», что военные власти использовали эту программу как основу для планов общей мобилизации экономики страны3.

Роль концерна «И.Г. Фарбениндустри» в планировании, подготовке и мобилизации экономики Германии для нужд агрессивной войны, а также его влияние на определение политики фашистского правительства были настолько велики, что, например, министр вооружения фашистской Германии Альберт Шпеер подчеркивал в своих показаниях на Нюрнбергском процессе, что этому концерну был «предоставлен правительственный статус» и концерн часто называли «государством в государстве»4.

Милитаризация экономики обеспечивала немецким концернам огромные прибыли. Так, прибыль концерна Круппа возросла с 6,65 млн рейхсмарок в 1933—1934 гг. до 21,11 млн рейхсмарок в 1938—1939 гг. Валовой доход «Стального треста» возрос с 1934 по 1937 г. на 213%. концерна Клёкнера с 1936 по 1939 г. — на 127%, концерна Геша — на 197%. Прибыль концерна «И.Г. Фарбениндустри» от вооружений в 1937 г. составила 231 млн рейхсмарок по сравнению с 48 млн в 1932 г. В 1939 г. она возросла до 363 млн рейхсмарок5.

При завершении подготовки страны к войне особое внимание уделялось развитию тяжелой промышленности, являвшейся фундаментом всей военной экономики. В 1939 г. по сравнению с 1932 г. производство средств производства в Германии почти утроилось6. Табл. 1 показывает непрерывный рост добычи каменного угля, производства чугуна, стали, бензина, электроэнергии в Германии.

Таблица 1. Показатели промышленного развития Германии в 1933, 1937 и 1939 гг.

1933 г. 1937 г. 1939 г.
Каменный уголь, млн т 109,7 184,5 189,9
Бурый уголь, млн т 126,8 184,7 233,7
Чугун, млн т 5,2 16,0 18,3
Сталь, млн т 7,4 19,2 22,3
Бензин, млн т 296,0 1259,0
Электроэнергия, млрд квт-ч 25,6 49,0 61, 4

В целом в 1939 г. выпуск промышленной продукции в Германии возрос в 12,5 раза по сравнению с 1933 г.7

К началу войны, по секретным данным фашистского министерства экономики, промышленность Германии была загружена на полную мощность8. Число рабочих в промышленности (включая оккупированные Австрию и территории Чехии и Моравии) превышало число рабочих, занятых в промышленности Англии и Франции вместе взятых9.

К середине 1939 г. германская промышленность достигла высшего уровня развития. Индекс промышленного производства в июле составлял (1928 г. = 100) 136,9, или на 6,5% больше, чем в 1938 г. (128,7).

В годы, предшествовавшие войне, особенно в 1939 г., основное внимание в развитии промышленности было направлено на ее военные отрасли.

Как сообщал уполномоченный: ведомства четырехлетнего плана по машиностроению, в 1939 г. «военная промышленность, естественно, предъявляет к машиностроению повышенные требования, и все наличные мощности поэтому работают здесь с максимальной нагрузкой»10. Он также признавал, что в связи с ростом военного производства и недостатком квалифицированной рабочей силы в машиностроительной промышленности происходило удлинение рабочего дня, который официально достигал 50,8 рабочих часа в неделю11.

Особенно возросло производство чугуна и стали в предвоенные месяцы 1939 г.12 Производство чугуна в Германии (в границах 1937 г.) составляло за первые семь месяцев 1939 г. 11 млн т против 10,4 млн т за такой же период 1938 г., т. е. увеличилось на 6,3%. Производство стали достигло за первые семь месяцев 1939 г. 13,9 млн т, или на 7,8% больше соответствующего периода прошлого года13. Некоторое общее снижение производства чугуна и стали в 1939 г. объясняется перебазированием промышленных предприятий из пограничных западных районов после начала войны в глубь страны, а также мобилизацией рабочих в армию. Эти цифры значительно возрастут, если к ним прибавить производство в оккупированных Австрии и Судетской области, которое составляло за семь месяцев 1939 г. 488 тыс. т чугуна и 494,5 тыс. т стали, а также производство в Богемии и Моравии за первую половину 1939 г. 570 тыс. т чугуна и 80 тыс. т стали14.

Одной из главных проблем германской военной экономики являлось обеспечение промышленности железом. Несмотря на колоссальные усилия, прилагаемые концерном Г. Геринга и другими монополиями по увеличению производства железа, в Германии ощущался его недостаток. В связи с увеличением военного производства и созданием стратегических запасов ежегодно ввозилось значительное количество железной руды и железного лома. В 1938 г. Германия ввезла свыше 20 млн т железной руды с содержанием железа около 11 млн т. По главным видам цветных металлов — меди, олову, никелю, важных для военного производства, Германия также зависела от импорта. В 1938 г. она импортировала 426 тыс. т марганцевой руды, главным образом из Южно-Африканского Союза. Импорт меди шел главным образом из США, Африки (Конго), Чили; никеля — из Канады; олова — из Индонезии.

Значительного подъема достигло производство алюминия. Оно возросло с 19 тыс. т в 1932 г. до 194 тыс. т в 1939 г. Причем Германия производила его больше, чем все капиталистические страны Европы вместе взятые. По производству алюминия накануне войны Германия вышла на первое место в мире и значительно опередила США и Канаду15. Германия форсировала импорт бокситов из стран Юго-Восточной Европы и их добычу у себя в стране.

Главной энергетической базой Германии при подготовке к войне являлся каменный уголь. В целях увеличения добычи угля гитлеровцы осуществили ряд чрезвычайных мер. Распоряжением генерального уполномоченного по четырехлетнему плану Геринга с 12 марта 1939 г. рабочий день углекопов увеличился с 8 час. до 8 час. 45 мин. Каторжный труд горняков был основным средством увеличения добычи угля. В целях еще большего нажима на рабочих-горняков перед началом войны был назначен чрезвычайный уполномоченный Управления четырехлетнего плана по повышению производительности на угольных шахтах, который должен был действовать совместно с представителями монополий и «Трудового фронта»16.

Были приняты срочные меры по увеличению производства электроэнергии. В итоге за первые семь месяцев 1939 г. производство электроэнергии, выработанной 122 крупнейшими электростанциями Германии, составило 18,66 млн квт-ч, или на 15,3% больше, чем за соответствующий период предыдущего года. При этом следует иметь в виду, что в 1938 г. производство электроэнергии в Германии (55 млрд, квт-ч) в 2 с лишним раза превышало производство 1933 г.17 Всего в 1939 г. было произведено свыше 66 млрд, квт-ч электроэнергии. Кроме того, был построен ряд новых резервных электростанций, которые должны были дать энергию с началом войны.

Больших успехов достигла Германия в создании запасов нефти. По четырехлетнему плану особое внимание уделялось добыче нефти внутри Германии. Если в 1938 г. ежемесячно добывалось 44150 т нефти, то в 1939 г. — уже 57 930 т в месяц18. Всего в 1938 г. в Германии (без оккупированных территорий) было добыто 533 тыс. т нефти. В связи с недостаточной добычей натуральной нефти внутри страны было обращено внимание на производство горючего синтетическим путем и импорт его из-за границы. Особенно большую роль в производстве синтетического бензина сыграл концерн «И.Г. Фарбениндустри». По заявлению председателя имперской группы «Промышленность» Цангена, в 1938 г. производство синтетического горючего достигло 1,7 млн т19.

Заключенное в марте 1939 г. экономическое соглашение с Румынией сыграло весьма важную роль в обеспечении Германии горючим. Однако, несмотря на усиленный импорт, увеличение добычи нефти и производства синтетического горючего в связи с возросшими потребностями вермахта, обеспечение Германии горючим в условиях войны продолжало беспокоить главарей фашистского рейха. В целях экономии горючего и создания стратегического резерва гитлеровцы уделяли большое внимание использованию железнодорожного транспорта, повышению его мобилизационной готовности.

В 1939 г. значительно увеличился парк вагонов, локомотивов и мотовозов. В связи с обнаружившимся осенью 1938 г. во время захвата Судетской области недостатком вагонов для перевозки войск была разработана программа ускоренного производства 6 тыс. локомотивов, 10 тыс. пассажирских и 120 тыс. товарных и багажных вагонов, а также 17 300 автомобилей с прицепами20.

С разработкой планов «блицкрига» было уделено особое внимание моторизации страны. Был увеличен автомобильный парк Германии. Только в течение одного года (с середины 1938 г. до середины 1939 г.) число автомобилей в стране увеличилось на 530 085 единиц, или на 15,8%. На 1 июня 1939 г. в Германии (включая оккупированную Австрию) имелось 3,9 млн автомашин21. Кроме того, Германия захватила 205 тыс. автомашин в Чехословакии и Клайпедской области Литвы. Таким образом, в 1939 г. Германия имела огромный автомобильный парк, состоящий из более чем 4100 тыс. автомашин.

В связи с трудностями в обеспечении горючим еще до войны оно строго распределялось, сокращалось движение автомобилей. Обеспечение автомобильного парка улучшилось с употреблением газа, образующегося при перегонке синтетическим путем угля в бензин. Значительная часть автотранспорта была снабжена газовыми двигателями. Густая сеть складов по снабжению газом покрыла всю страну.

Учитывая опыт первой мировой войны, гитлеровцы, готовясь к войне, уделяли большое внимание продовольственному вопросу. В целях регулирования продовольственного обеспечения был создан «Продовольственный комитет» («Reichsnährstand»), подчиненный министерству продовольствия. Одновременно были созданы продовольственные комитеты земель и провинций. Они занимались созданием запасов продовольствия и нормированием его распределения. Еще в мирное время были созданы главные объединения по рыбе, яйцам, пиву, овощам, картофелю, молоку, мясу, сахару. Они составляли планы получения и распределения продовольствия22. Были приложены большие усилия для увеличения производства сельскохозяйственной продукции и регулирования ее распределения с целью создания стратегических резервов и перестройки продовольственного обеспечения в соответствии с военными планами. В связи с этим с началом войны потребовались лишь небольшие дополнительные мероприятия, завершавшие перестройку продовольственного аппарата23.

Фашистское государство еще до начала войны взяло в свои руки все продовольственное дело и ценой сокращения народного потребления создавало военные запасы. Был принят ряд строгих мер по ограничению потребления продовольствия. Например, в течение двух предвоенных лет запрещалось откармливание скота хлебными злаками. Летом 1939 г., еще до начала военных действий, в Германии снова был собран хороший урожай, который лишь на 7% был ниже рекордного урожая 1938 г.24 Для преодоления трудностей по уборке урожая, вызванных мобилизацией рабочей силы в армию и уходом иностранных сезонных сельскохозяйственных рабочих (поляков) в связи с обострением внешнеполитической обстановки, для уборки урожая были привлечены солдаты вермахта, организации «Трудового фронта», студенты, для которых была введена 4-недельная трудовая повинность, учащиеся школ, а также большое число городских рабочих25.

Запасы зерна в Германии к сентябрю 1939 г., включая и полученное путем ввоза, достигали высокого уровня — 8,6 млн т.26

В 1938 г. Германия импортировала 1,35 млн т хлебных злаков, которые полностью были использованы для увеличения запасов. Для хранения таких больших запасов требовалось в 2 раза больше зернохранилищ, чем два года назад. В связи с этим строилось много временных — зернохранилищ.

Был создан государственный резерв картофеля в 2 млн т, который обеспечивал снабжение населения картофелем до следующего урожая 1940 г. С начала войны потребление картофеля, не подлежало нормированию. Запасы сахара составляли 1,66 млн т, т. е. 7з годового потребления27. Запасы сырья для производства маргарина покрывали годовую потребность мирного времени.

Были созданы путем складирования в холодильниках и консервирования значительные запасы мяса, масла, яиц и жиров. Для создания продовольственных резервов еще до войны была введена карточная система по всем видам продовольствия (кроме картофеля). По снабжению населения страны продовольствием Германия занимала одно из последних мест в Европе.

Значительные усилия прилагали гитлеровцы к тому, чтобы преодолеть все более обострявшиеся экономические трудности, а также создать стратегические резервы сырья и продовольствия посредством развития внешней торговли. Для этого использовались система поощрительных премий, субсидирование торговых фирм, политика демпинга.

В связи с подготовкой к войне, учитывая уроки первой мировой войны, когда в результате вражеской блокады Германия была отрезана от заморских источников сырья и продовольствия, в 30-х годах она перестраивала свою внешнюю торговлю с таким расчетом, чтобы пути снабжения ее сырьем не находились под угрозой.

Германия особенно активизировала торговлю со странами Юго-Восточной Европы. В последнее пятилетие, предшествовавшее началу второй мировой войны, торговля Германии со странами этого района значительно выросла. Так, германский экспорт в эти страны со 154 млн рейхсмарок в 1933 г. поднялся до 544 млн рейхсмарок в 1938 г. Соответственно увеличился и импорт из стран этого района со 199 млн до 536 млн рейхсмарок28. В 1939 г. Германия добилась дальнейшего расширения торговли со странами Юго-Восточной Европы. С рядом стран были созданы совместные правительственные комитеты, заключены новые торговые и платежные соглашения.

В конце 30-х годов фашистская Германия занимала третье место в мировой торговле после США и Англии. Ее доля в мировой торговле (включая оккупированную Австрию) поднялась с 9,4% в 1937 г. до 10,4% в 1938 г.29 Захват Судетской области, а затем чешских земель значительно увеличил ее долю в мировом товарообороте, более обострилась торговая война Германии с Англией, США и Францией на мировых рынках. Выступая 30 января 1939 г. в Спортпаласе, Гитлер говорил: «Германия должна экспортировать или умереть»30.

Несмотря на чрезвычайные меры, направленные на поощрение внешней торговли, Германия встретилась с рядом трудностей. Ее внешнеторговый баланс становился все более пассивным. Система безналичных расчетов (клиринга), которую гитлеровцам удалось навязать реакционным правительствам ряда европейских и латиноамериканских стран, все более дискредитировала себя. Экономический кризис и депрессия, поразившие экономику капиталистических стран, мешали развитию внешнеторговой экспансии германского империализма. Обострившаяся конкуренция, борьба германских и англо-франко-американских империалистов на мировых рынках часто заканчивались поражением Германии. Товарооборот США с Германией, который был и так низок, в первом квартале 1939 г. еще более упал. 23 апреля 1939 г. США дополнительно обложили на 25% таможенной пошлиной все ввозимые из Германии товары, что еще более снизило товарооборот между ними31.

Вследствие указанных причин, а также потому, что Германия, переключившая свою промышленность на подготовку к войне, не смогла выделять достаточное количество товаров для внешней торговли, ее экспорт в 1938 г. снизился на 531 млн марок, в первом квартале 1939 г. — еще на 5,8%32, а в последующие месяцы 1939 г. экспорт уменьшился еще больше.

В последние предвоенные месяцы в ряде отраслей наблюдалось снижение производства: в текстильной промышленности — в результате затруднения с сырьем, в угольной промышленности — из-за недостатка углекопов и транспорта в строительстве. Это оказало влияние и на некоторые другие отрасли промышленности.

Однако в результате принятых чрезвычайных мер по подъему производства внутри страны и усиленного экспорта из-за границы фашистская Германия располагала в 1939 г. значительными запасами стратегического сырья. Эти запасы могли обеспечить в течение трех-шести месяцев германскую военную экономику и вермахт в условиях развязанной Германией агрессивной войны. Так, запасы хрома, вольфрама и железной руды поддерживались на уровне от 8- до 10-месячной потребности, а марганца — даже 18-месячной33. Гитлеровцы были уверены, что созданные ими резервы продовольствия и стратегического сырья обеспечат возможность одержать победу в планируемой ими «молниеносной» войне.

Создание многочисленного вермахта, колоссальное расширение военного производства приводили к значительной нехватке квалифицированной рабочей силы в Германии. Была вовлечена в военное производство многочисленная армия безработных, ремесленников, мелких торговцев и домохозяек.

Верховное командование вермахта и Имперский совет обороны с лета 1938 г., особенно усиленно с начала 1939 г., занимались планированием использования военнопленных и иностранных рабочих на немецких предприятиях в условиях войны.

В мае 1939 г. рурские концерны запросили у уполномоченного по четырехлетнему плану Геринга 22 тыс. человек для угледобывающей промышленности. Монсфельдский концерн получил чешских рабочих еще в ноябре 1938 г.34

Еще за три месяца до начала войны германскими империалистами была разработана система использования принудительного труда военнопленных.

До начала войны германские империалисты полностью вовлекли в военное производство также трудящихся оккупированных Австрии, Чехословакии. Только в течение одного года (с мая 1938 г. но май 1939 г.) число рабочих, вовлеченных в военное производство, увеличилось на 1250 тыс.35 Но напряженное положение с рабочей силой не было ликвидировано и угрожало обострением после начала войны. Гитлеровцы шли на самые крайние меры в целях увеличения числа рабочих на военных предприятиях.

В связи с подготовкой к войне происходило изменение и классовой структуры немецкого населения. Чрезвычайные мероприятия гитлеровцев вели к пролетаризации средних слоев населения.

Происходили изменения и в сельском хозяйстве. Усилилась концентрация за счет беднейших и середняцких хозяйств. С 1939 г. из сельского хозяйства Германии ушло в город до 700 тыс. человек. Вместо них в деревню направлялись мобилизованные на сельскохозяйственные работы на основе трудовой повинности городские жители, вовсе не знакомые с сельскохозяйственным производством, военнослужащие, члены организации «Гитлерюгенд» и другие лица.

Недостаток рабочей силы вел к трудовой перегрузке крестьян, особенно крестьянок.

Мобилизация рабочей силы производилась и за счет городских средних слоев. Только с 1937 по 1939 г. число ремесленных предприятий уменьшилось на 132 98736. Всего с начала фашистской диктатуры до начала войны около 700 тыс. ремесленников и мелких торговцев закрыли свои предприятия. Они не могли выдержать конкуренции монополий, представители которых в имперских группах промышленности создавали мелким предпринимателям всяческие трудности, лишали их сырья и т. д.

Рабочей силы не хватало. В 1939 г. в промышленности имелось 631 тыс. свободных мест. Наибольший спрос на квалифицированную рабочую силу существовал в металлообрабатывающей промышленности, непосредственно удовлетворявшей потребности вермахта.

Правительство фашистской Германии под диктовку монополий усиливало военно-каторжный режим на предприятиях и стремилось восполнить недостаток рабочей силы усилением эксплуатации, увеличением рабочего дня и другими драконовскими мероприятиями. 13 февраля 1939 г. была введена трудовая повинность для женщин37. Число работающих в промышленности женщин составляло 7 млн 170 тыс. (на 680 тыс. больше, чем за соответствующий период 1938 г., к началу войны женщины составляли уже около 7з рабочих и служащих Германии)38.

Накануне войны в Германии была проведена «тотальная мобилизация» рабочей силы39. 13 февраля 1939 г. было издано специальное распоряжение «Об обеспечении рабочей силой выполнения задач особого государственного и политического назначения» («Verordnung zur Sicherstellung des Kraftbedarfes zum Aufbauen von besonderer staatspolitischer Bedeutung»). Министру труда были предоставлены широкие полномочия в деле использования рабочей силы. Распоряжением от 22 апреля 1939 г. был пересмотрен порядок выдачи рабочих книжек, закреплявших рабочих за предприятием. Теперь они выдавались более широкой массе трудящихся, а также ремесленникам, мелким торговцам, которых принуждали идти на военные предприятия40.

Рабочие всех отраслей народного хозяйства окончательно закреплялись за предприятиями и лишались права без согласия владельца (производственного «фюрера») менять место работы. Отменялись все предыдущие распоряжения о предоставлении отпусков рабочим. Министерству труда было предоставлено право не соблюдать установленную продолжительность рабочего дня. Специальным распоряжением правительства было отменено ограничение рабочего времени. В то же время замораживалась заработная плата, отменялись всякие надбавки за сверхурочную работу, за работу в воскресные и праздничные дни и в ночные часы.

Этими распоряжениями узаконивался и получал дальнейшее развитие военно-каторжный режим для рабочих, установленный гитлеровским правительством и монополиями.

Перед началом войны усилилось внимание к предприятиям, не имевшим непосредственного отношения к войне, и перевод рабочих на предприятия военной промышленности. Создавались военизированные отряды трудовой повинности41, которые превращались в строительные батальоны. Все руководители отрядов трудовой повинности были призваны на военную службу42. В фашистском ведомстве труда были разработаны подробные планы вовлечения в военное производство детей, стариков, а также рабочей силы, которая должна была быть ввезена с территорий после их завоевания вермахтом.

За два месяца до начала войны, 23 июня 1939 г., под председательством Геринга состоялось заседание Имперского совета обороны, который во вступительной речи подчеркнул, что этот Совет является по воле фюрера решающим центром в империи по вопросам подготовки войны. «В нем должны обсуждаться лишь самые важные вопросы обороны государства»43.

На заседании в качестве главного был вопрос об обеспечении военной промышленности рабочей силой в условиях войны. «Генеральному уполномоченному по экономике, — говорилось в постановлении Имперского совета обороны, — поручается установить ту работу, которую следует поручить военнопленным, лицам, остающимся в тюрьмах, концентрационных лагерях, на каторге»44. На этом же заседании были выработаны принципы «распределения и использования населения во время войны». Геринг далее заявил, что еще в текущем году в ближайшее время будут предъявлены «драконовские требования» для мобилизации рабочей силы. Здесь же были намечены меры по использованию рабочей силы в случае мобилизации и войны. При этом имперское министерство труда исходило из общей численности населения Германии (включая оккупированные территории Австрии, Чехословакии, Клайпеду) в 79 млн человек, из них в возрасте от 14 до 65 лет — 56,5 млн Указывалось, что «можно также использовать мужчин в возрасте свыше 65 и подростков 13—14 лет»45.

Кроме занятых к тому времени 13,8 млн женщин, подлежало привлечению к работе еще 3,5 млн незанятых женщин. Планировался перевод 2 млн женщин из текстильной, швейной и керамической промышленности, из кустарного производства, торговли, органов страхования и банков, а также из числа домашней прислуги в сельское хозяйство (две женщины за одного мужчину), металлообрабатывающую и химическую отрасли промышленности.

Председатель Совета подчеркнул, что руководители предприятий, полиция и вооруженные силы должны принять надлежащие меры для использования военнопленных. Указывалось, что сотни тысяч людей из невоенных предприятий протектората во время войны будут использованы в Германии.

Гитлеровцы одурманивали трудящиеся слои населения, особенно миллионы ремесленников и мелких торговцев, вовлеченных в ряды промышленных рабочих, фашистской социальной и националистической демагогией.

Росту влияния фашистов на рабочий класс способствовало также и то обстоятельство, что по сравнению с годами кризисными материальная обеспеченность рабочих и служащих улучшилась46, это являлось результатом улучшения экономической конъюнктуры, связанной с развитием военной промышленности. Вместе с тем усиливалась эксплуатация рабочего класса, увеличивалась продолжительность рабочего дня. Так, индекс рабочего времени с 1936 по 1939 г. возрос со 100 до 129.

В ряде отраслей промышленности рабочий день был увеличен до 10 часов. В стране происходило сокращение производства товаров широкого потребления, ухудшалось их качество.

Об уровне возросшей эксплуатации рабочих свидетельствует и тот факт, что производительность труда рабочего возросла со 100% в 1933 г. до 113% в 1939 г., в то же время число профессиональных заболеваний и несчастных случаев с 1934 по 1938 г. увеличилось на 71%; рост производительности труда объяснялся не только внедрением новой техники, но и увеличением темпов работы47.

Форсированная подготовка Германии к войне была связана с огромными финансовыми затратами. Как заявил Гитлер в рейхстаге 1 сентября 1939 г., только на создание вермахта было израсходовано за шесть лет фашистской диктатуры 90 млрд, рейхсмарок48.

Таблица 2. Военные расходы в 1938/39 финансовом году (по бюджетным планам)

Страна В миллиардах германских марок по паритету (валютный курс) В германских марках по курсу покупательной способности (на душу населения), без колоний и других владений Доля военных расходов в текущем доходе,%
Германия 15,7 205,4 около 100,0
Англия 4,9 145,5 43,1
США 3,2 37,7 23,4
Франция (за календарные 1938 и 1939 гг.) 2,3 107,3 52,1
Италия* 0,9 32,0 31,2

* Только указанные в официальном отчете военные расходы. Действительные военные расходы должны быть несколько выше.

Военные расходы Германии значительно превышали расходы на военные цели всех ее союзников по агрессивному блоку, а также ее потенциальных противников — Англии, Франции, США49. Уже в 1938—1939 гг. военные расходы Германии превышали более чем в 3 раза соответствующие возросшие расходы Англии50, примерно в 3,5 раза — военные расходы США и Франции51. Если исходить из военных расходов на душу населения, то они были в Германии в 6 раз выше, чем в США, в 2 раза выше, чем во Франции. Англия также далеко отставала от Германии.

Однако здесь речь идет только о прямых военных расходах, предусмотренных государственным бюджетом. В действительности расходы на военные цели были значительно выше. Как признает бывший министр финансов фашистской Германии Шверин-Крозиг, «в Германии не существовало строгого разграничения между военными и гражданскими расходами. Целый ряд расходов гражданских ведомств были в действительности военными расходами»52.

Переход в 1939 г. к осуществлению еще более грандиозной программы вооружения требовал новых колоссальных финансовых затрат. Прежние методы финансирования подготовки войны оказались недостаточными. Захват финансов Австрии в 1938 г. (около 400 млн шиллингов золотом) и выпущенный в 1938 г. 4-й заем не могли спасти Германию от надвигавшейся финансовой катастрофы. В конце 1938 г. кассовый дефицит достиг 1 млрд, марок. Кроме того, Рейхсбанк должен был срочно погасить на 3 млрд, рейхсмарок «мефо-векселей», выпущенных в целях финансирования вооружения специально созданным фиктивным обществом.

Для преодоления финансового кризиса и дальнейшего финансирования вооружения гитлеровцы в 1938—1939 гг. осуществили ряд чрезвычайных мер. В первую очередь был усилен налоговый пресс на широкие слои населения. Если в 1933 г. поступления от налогов составляли 10571,1 млн марок, то в 1938 г. — уже 22848,9 млн рейхсмарок53. Одновременно они усилили выпуск займов, облигации которых насильственно навязывали населению. Так, если в 1933/34 бюджетном году был выпущен правительственный заем на 400 млн рейхсмарок, то в 1936/37 бюджетном году — уже на 11 млрд, рейхсмарок. Позднее новые займы выпускались в условиях, когда прежние займы еще не были реализованы54.

Одной из чрезвычайных мер, проведенных правительством Германии для изыскания новых средств на вооружение и предотвращение надвигавшейся инфляции, было ограбление еврейского населения. На основании позорных нюрнбергских декретов 1935 г. евреи сгонялись в гетто и подвергались физическому истреблению. Теперь гитлеровцы решили полностью завладеть собственностью еврейского населения. Один из главарей гестапо, Гейдрих, послал всем отделам гестапо и службы безопасности телеграфное распоряжение провести 9 и 10 ноября 1938 г. «стихийные» антиеврейские выступления. На евреев был наложен колоссальный штраф — 1 млрд, марок. Геринг аннулировал их иски к страховым компаниям о возмещении убытков, причиненных во время погромов55. Около 30 тыс. евреев были арестованы и брошены в концентрационные лагеря.

Подводя итоги этой акции, Геринг сообщал Имперскому совету обороны, что критическое состояние имперской казны, вызванное перевооружением, было облегчено благодаря миллиардному штрафу, наложенному на евреев, и благодаря доходам, полученным Германией в результате ариизации еврейских предприятий. Как признал Геринг впоследствии на Нюрнбергском процессе, на этих операциях гаулейтеры и другие деятели фашистской партии нажили миллионные состояния56.

Для того чтобы обеспечить финансирование новой колоссальной программы вооружения, в 1939 г. гитлеровцы осуществили целый ряд других чрезвычайных мер. 20 марта был издан закон, подписанный Гитлером, Шверин-Крозигом и Функом «О финансировании национально-политических задач империи»57. Этим законом провозглашалось введение в Германии с 1 апреля «нового финансового плана» — плана непосредственного перевода экономики Германии на военные рельсы.

«Новый финансовый план» действовал в течение полугода, с 1 апреля 1939 г.58 Он предусматривал значительное увеличение средств на финансирование вооружения посредством удлинения рабочего дня и поднятия производительности труда рабочих, усиления ограбления оккупированных территорий, значительного увеличения государственных налогов и пошлин, увеличения выпуска бумажных денег и займов. Как отмечает бывший министр финансов Германии Шверин-Крозиг, в 1939 г. в период проведения «чрезвычайных форм финансирования» было выдано налоговых квитанций на сумму 4,8 млрд, марок59.

Фашистская пресса стремилась представить «новый финансовый план» как чудодейственное средство, как панацею от угрозы финансового и экономического банкротства, перед которой оказалась фашистская Германия в результате милитаризации страны60. Фашистский официоз «Фелькишер беобахтер» подчеркивал значение «плана» для финансирования «важнейших политических задач государства»61.

Немалую роль в спасении Германии от нависшей над ней финансовой катастрофы, что ставило под угрозу завершение перевода ее экономики на военные рельсы, сыграла международная финансовая олигархия. Опасаясь банкротства гитлеровского режима, чреватого большими последствиями, международные, в первую очередь английские и американские, банкиры оказали помощь Германии в преодолении финансового кризиса. В первую очередь они выдали ей значительный золотой запас Чехословакии. После захвата Чехословакии в английском банке и банке международных расчетов находилось 24 млн ф. ст. чехословацкого золота62.

В начале апреля 1939 г. банк международных расчетов передал Германии 5 млн ф. ст. чехословацкого золота. Эту сделку осуществил директор банка международных расчетов, друг Шахта, английский банкир Монтегю Норман63. Помощь международных банкиров облегчила финансовое положение фашистской Германии, у которой казна была совершенно пуста.

В июне 1939 г. у Функа в Берлине состоялось международное совещание по финансовым вопросам, в котором приняли участие ведущие представители финансового мира США, Англии, Франции, Голландии, Бельгии, Швейцарии и Швеции. Функ был весьма доволен результатами этого совещания для Германии. В то же время Функ активизировал экономические переговоры с Англией о предоставлении займа Германии в сумме 100 млн ф. ст.64

Затем Функ добился обмена на золото доли капиталов рейхсбанка, находившейся в руках иностранных владельцев. В июле 1939 г. Функ принял участие в конференции международного валютного банка, проходившей в Базеле65. Он дал указание Рейхсбанку приобретать золотой запас за счет имевшихся заграничных активов.

Перед началом войны Функ сообщал Гитлеру о чрезвычайных мероприятиях, проведенных им в целях спасения Германии от угрожавшей ей финансовой катастрофы. Он писал: «Благодаря мерам, которые я принял в последние месяцы, мне удалось усилить позиции Рейхсбанка настолько, что никакие потрясения в международных финансах и кредите не смогут сказаться на нас. В то же время я обменял на золото весь фонд Рейхсбанка и все доходы от германской торговли с заграницей, на которые можно было наложить руку»66. Далее он сообщал свои предложения по дальнейшему изъятию из продажи предметов потребления, сокращению расходов на общественные работы, не имеющие военного значения. В заключение письма говорилось: «...мы сможем без серьезных потрясений в области финансов и экономики пережить испытания войны»67.

Однако, несмотря на такое бахвальство Функа, финансовое положение Германии летом и осенью 1939 г. продолжало оставаться катастрофическим. В конце мая 1939 г. денежное обращение в Германии достигло суммы 10 722 млн марок, т. е. в течение только пяти месяцев осуществления так называемых чрезвычайных мероприятий по финансированию вооружения оно возросло на 2499 млн марок68. С июня до конца августа 1939 г. оно увеличилось еще на 2 млрд, марок, а сумма кредитов под ценные бумаги и прочие активы увеличилась за то же время на 2,24 млрд, марок69. Таким образом, инфляция была в полном разгаре.

Государственный долг Германии накануне войны достиг астрономической цифры. Он поднялся с 38 млрд, марок в 1938 г. до 47,7 млрд, марок и составлял 43,3% всех денег, находившихся в обращении. Но для того чтобы составить полную картину задолженности государства, необходимо учесть долг земель и общин, который был равен 12,7 млрд, марок. Таким образом, весь государственный долг Германии к началу войны составлял 60 млрд, марок, т. е. ⅔ всех средств, израсходованных ею на вооружение в период с 1933 по 1939 г.70

Эти факты свидетельствуют о том, какими авантюристическими методами финансировали гитлеровцы вооружение и какой шаткой была финансовая база фашистской Германии перед войной и почему они так спешили с ее началом.

В 1939 г. ускоренная милитаризация фашистской Германии вела к одностороннему развитию экономики и к ее деформации, к нарушению диспропорций71.

Наряду с другими причинами тяжелое положение германской экономики (внешней торговли, финансов, снабжения сырьем и т. д.), в которое ее завела милитаристская политика германского империализма, побуждало гитлеровцев торопиться с началом войны. Порабощением и ограблением народов других стран надеялись они поправить свое экономическое положение и избежать катастрофы.

Страх перед надвигавшимся экономическим кризисом, который нельзя было предотвратить даже переводом экономики на военные рельсы, был одной из причин, побудивших Гитлера и стоявших за ним магнатов монополистического капитала спешить с развязыванием мировой войны. «Расходы на военные и прочие государственные нужды к 1939., — пишет Мюллер-Гиллебранд, — пришли в такое несоответствие с излишками гражданского хозяйства, что военная экономика должна была вестись за счет выпуска новых денег, вследствие чего финансовая, а с ней и экономическая катастрофа становилась совершенно неизбежной. Создалось такое положение, из которого только «прыжок в войну» мог считаться единственным спасением»72.

Осуществляя агрессию против Австрии, Чехословакии, Литвы, правительство фашистской Германии в то же время проводило реорганизацию на внутреннем фронте с целью завершения подготовки страны к агрессивной войне. Как отмечал позже министр экономики фашистской Германии Функ в речи 14 октября 1939 г., эта подготовка проводилась в течение полутора лет. «Хотя все экономические и финансовые управления были загружены работой по выполнению четырехлетнего плана под руководством генерал-фельдмаршала Геринга, военно-экономическая подготовка Германии к войне также проводилась тайно и в других отделах в течение более года главным образом путем создания национального руководящего аппарата по выполнению особых военно-экономических задач, которые должны были быть выполнены в тот момент, когда война станет уже фактом. Для этой работы были объединены все экономические управления в один административный аппарат под руководством генерального уполномоченного по вопросам экономики, на пост которого фюрер назначил меня полтора года назад»73.

G 1 декабря 1938 г. и до начала войны была издана целая серия распоряжений, завершающих мобилизационную подготовку страны к войне. 11 января 1939 г. были изданы распоряжения о подготовке к мобилизации «Mob-Fall». В распоряжении генерального уполномоченного по военной экономике указывалось, что каждое подчиненное ему промышленное предприятие должно быть обеспечено годичным запасом каменного угля, должны быть выданы. талоны на получение бензина и других видов горючего.

Генеральный уполномоченный по согласованию с ОКВ издал указание, чтобы все предприятия и учреждения представили заявки на необходимый им транспорт в случае объявления мобилизации. Устанавливалась очередность обеспечения транспортом различных отраслей производства74. Все предприятия должны были перестроить свою работу для удовлетворения потребностей армии в случае возникновения войны. Военно-экономические отделы при оберпрезидентах и правительствах земель и провинций и при соответствующих учреждениях должны были взять под свой контроль деятельность предприятий с числом рабочих свыше 20 и дать им соответствующие указания о мероприятиях в случае объявления мобилизации («Mob-Fall»)75.

Устанавливался еще более строгий контроль над выдачей экспортных лицензий предприятиям. Весь их экспорт подчинялся исключительно интересам импорта стратегического сырья. Осуществлялись поощрительные мероприятия для экспорта в Юго-Восточную Европу, Швецию, Норвегию, Данию, Эстонию, Финляндию, Голландию, Швейцарию, Италию.

В феврале 1939 г. были изданы распоряжения о подготовке к войне нефтяной промышленности. Всем предприятиям нефтеперерабатывающей промышленности были поставлены задачи на случай объявления мобилизации. Они должны были поднять производство высокосортного бензина, необходимого для военной авиации. Были также составлены мобилизационные планы для горнорудной промышленности76. С 15 февраля 1939 г. были изданы указания о военно-экономической подготовке на территории Австрии, в частности ее энергетическая система включалась для обслуживания германской военной промышленности. Были разработаны мероприятия для подъема добычи угля77. В конце февраля генеральный уполномоченный по военной экономике по согласованию с ОКВ издал распоряжение «Об оборонительных мероприятиях для защиты важных и жизненно важных предприятий»78. Была разработана целая система мер по борьбе с саботажем, по усилению охраны предприятий и т. д. На производственных «фюреров», т. е. владельцев предприятий, возлагалась ответственность за осуществление этих мероприятий.

В марте 1939 г. были составлены планы увеличения выпуска продукции для обеспечения потребностей вермахта в случае объявления мобилизации, а также намечены предприятия, не имеющие военного значения, которые с началом войны подлежали закрытию. Генеральный уполномоченный по военной экономике совместно с ОКВ создал «Рабочий штаб по руководству добычей и переработкой нефти»79. В апреле были отданы указания о том, чтобы военные предприятия, расположенные в пограничной зоне, были исключены из мобилизационного плана и переведены в число резервных предприятий80.

1 апреля 1939 г. имперским министром экономики было издано указание о завершении составления мобилизационного календаря в учреждениях и на предприятиях, подчиненных министерству. В указаниях о принципах составления мобилизационного календаря говорилось о необходимости различать три стадии мобилизации:

а) «Spannungzeit» (период напряжения в международных отношениях), когда осуществлялись мобилизационные мероприятия на основе законов мирного времени;

б) «X-Fall» (тайная мобилизация) — проведение мобилизационных мероприятий на основе изданных, но неопубликованных законов до открытия военных действий;

в) «Mob-Fall» (всеобщая мобилизация) — мобилизационные мероприятия после разрыва дипломатических отношений. В этот период должна была быть завершена мобилизация вооруженных сил, военной экономики и всего государства81.

Указания о стадиях мобилизационной подготовки должны были издаваться «фюрером» через ОКВ. Специальным распоряжением Функа слово «война» в официальных документах не должно было употребляться.

Кроме того, было дано указание, чтобы в мобилизационном календаре было предусмотрено закрытие после объявления мобилизации многих газет, издательств и направление рабочих и служащих в армию и на военные предприятия. В начале апреля 1939 г. руководитель рабочего комитета Имперского совета обороны издал последний вариант «Инструкции для гражданской администрации по вопросам мобилизации», составленной в соответствии с указаниями Совета. Этот вариант «Инструкции» являлся тем документом, на основе которого проводились мобилизационные мероприятия в период агрессии против Польши и других стран.

В мае 1939 г. военное и военно-экономическое ведомства фашистской Германии завершили составление плана военно-экономической мобилизации страны.

11 мая 1939 г. Кейтелем на основании закона «Об обороне империи» от 4 сентября 1938 г. были разработаны «Основные указания о единой подготовке обороны империи», т. е. о единой подготовке и проведении мобилизационных мероприятий по всей стране. В указаниях отмечалось, что исполнительным органом ОКВ для осуществления этих задач по линии вооруженных сил служит отдел обороны в руководящем штабе. Мобилизационные мероприятия по линии фашистской партии предписывалось разрабатывать штабу заместителя фюрера (отдел М).

Рабочий комитет генерального уполномоченного по военной экономике должен был тесно сотрудничать с руководящим штабом ОКВ. Все высшие учреждения имели своих представителей в руководящем штабе. Были изданы указания об укреплении сотрудничества генерального уполномоченного по военной экономике и военно-экономического штаба ОКВ82. Они должны были составить совместный военно-экономический мобилизационный план. С этой целью ими создавался комитет центрального планирования. Разногласия между ОКВ и генеральным уполномоченным должен был разрешать Имперский совет обороны. Прежде именовавшиеся как жизненно важные предприятия (R-Betriebe) теперь именовались как военные предприятия (W-Betriebe). Все предприятия, производящие вооружение, отныне получали указания от военно-экономического штаба ОКВ. Ряд военных предприятий изымался из подчинения окружных управлений и подчинялся центральным ведомствам.

В связи с подготовкой к войне при каждой дирекции имперских железных дорог назначался представитель ведомства военной экономики.

В июле-августе 1939 г. в Германии была разработана и проведена целая серия новых мероприятий, завершавших перевод страны на военные рельсы.

Использование сырья разрешалось только в соответствии с мобилизационным планом. Строго регламентировалось потребление цемента, электроэнергии, нефти, каучука, железа, легирующих металлов, текстиля, целлюлозы. Министерство иностранных дел заготовило специальные карточки на бензин для автомашин иностранных дипломатических миссий. Было завершено составление мобилизационных планов для всех предприятий. Был издан закон «О государственных повинностях». Согласно этому закону, военные органы получили право при формировании армии военного времени реквизировать повозки, лошадей83 и другое имущество населения.

Перед нападением на Польшу правительством Германии был издан ряд распоряжений по подготовке экономики к войне: «Об управлении экономикой» от 27 августа 1939 г.84, «О предварительном обеспечении жизненно важных потребностей немецкого народа» от 27 августа 1939 г.85, «Об обеспечении сельскохозяйственного производства» от 27 августа 1939 г.86

Эти распоряжения и составили основу организации экономики в военное время.

Высшей инстанцией в военно-экономических учреждениях был генеральный уполномоченный, которому подчинялись высшие имперские власти и специально созданное бюро («Reichstelle»). Назначались чрезвычайный уполномоченный по прядильной промышленности и имперский комиссар по электроэнергии. Они имели право давать указания нижестоящим инстанциям: президентам земель, имперским уполномоченным, министрам экономики Баварии и Вюртемберга.

Таким образом, еще задолго до войны германские монополисты создали целую сеть организаций и учреждений, которые обеспечили перевод всей жизни страны на военные рельсы.

Примечания

1. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в трех томах, т. I. М., 1965, с. 763.

2. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в трех томах, т. I. М., 1965. с. 774.

3. Там же, с. 638.

4. Там же, с. 641.

5. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V. Berlin, 1966, S. 167—168.

6. Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг., с. 31.

7. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 168—169.

8. Deutschlands wirtschaftliche Lage an der Jahreswende 1939/40 (Für Dienstgebrauch). Berlin, 1940, S. 23—29; см. также: Deutschland im Zweiten Weltkrieg, Bd I. Berlin, 1975, S. 135—136.

9. Ibid., S. 6.

10. Ibid., S. 12.

11. Ibidem.

12. Статистические данные об экономике Германии 1933—1943 гг. Всесоюзная торговая палата. Информационно-экономический отдел. М., 1945, с. 45—46.

13. Начиная с 1938 г. германская статистика включает оккупированную Австрию, а с 1939 г. — Судетскую область Чехословакии.

14. Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг., с. 26—27; см. также: Auf antisowjetischen Kriegskurs. Studien zur militärischen Vorbereitung des deutschen Imperialismus gegen die UdSSR (1933—1941). Berlin, 1970, S. 268—269.

15. Deutschlands wirtschaftliche Lage an der Jahreswende 1939—1940 (Für Dienstgebrauch). Berlin, 1940, S. 9—10.

16. Ibid., S. 10—11.

17. Ibidem.

18. Deutschlands wirtschaftliche Lage in der Jahresmitte 1939 (Für Dienstgebrauch). Berlin, 1939, S. 76.

19. Ibidem.

20. Deutschlands wirtschaftliche Lage in der Jahresmitte 1939, S. 76.

21. Итоги второй мировой войны. М., 1957, с. 409.

22. Deutschlands wirtschaftliche Lage an der Jahreswende 1939—1940, S. 62.

23. Ibid., S. 49.

24. Ibid., S. 53.

25. Ibid., S. 62.

26. Ibid., S. 63.

27. Ibid., S. 38.

28. Deutschlands wirtschaftliche Lage in der Jahresmitte 1939. Berlin, 1939, S. 38.

29. Ibid., S. 42.

30. «Völkischer Beobachter», 31.I.1939.

31. Deutschlands wirtschaftiche Lage in der Jahresmitte 1939, S. 36.

32. «Der Vierjahresplan», Januar 1939, S. 38.

33. Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг., с. 26—27.

34. Дробиш К., Айххольтц Д. (ГДР). Использование принудительного труда иностранных рабочих в Германии во время второй мировой войны. — XIII Международный конгресс исторических наук. М., 1970, с. 3.

35. Статистические данные по экономике Германии 1933—1943 гг. Всесоюзная торговая палата. Информационно-экономический отдел. М., 1945, с. 4.

36. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd VI. Berlin, 1966, S. 173.

37. Итоги второй мировой войны, с. 482.

38. Deutschlands wirtschaftliche Lage an der Jahreswende 1939—1940, S. 21.

39. Итоги второй мировой войны, с. 391.

40. Deutschlands wirtschaftliche Lage an der Jahreswende 1939—1940, S. 22.

41. Итоги второй мировой войны, с. 482.

42. Там же, с. 393.

43. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 85.

44. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 88—89.

45. Там же.

46. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V.S. 172.

47. Ibidem.

48. Ibid., S. 167.

49. Любимов Н. Финансы фашистских государств. М., 1939, с. 46.

50. Принятая в 1937 г. в Англии программа финансирования военных мероприятий предусматривала в 1937/38—1941/42 бюджетных годах израсходовать на военные цели 1500 млн ф. ст. Английские военные расходы возрастали следующим образом (в млн ф. ст.): в 1934/35 г. — 113,7, в 1935/36 г. — 137, в 1936/37 г. — 186, в 1937/38 г. — 197, в 1938/39 г. — 254. Военные расходы Франции возрастали в следующем размере (в млрд, фр.): в 1935 г. — 10,5, в 1936 г. — 19,1, в 1937 г. — 27, в 1938 г. — 57,5. — Алексеев А.М. Военные финансы капиталистических государств. М., 1952, с. 37.

51. Основные военные расходы Италии были сделаны в предыдущие годы, в период войны с Абиссинией.

52. Итоги второй мировой войны, с. 434.

53. Статистические данные по экономике Германии. 1933—1943 гг. Всесоюзная торговая палата. Информационно-экономический отдел. М., 1945, с. 5.

54. Алексеев А.М. Указ. соч., с. 69.

55. «Reichsgesetzblatt», 1938, Teil 2, S. 1579—1582.

56. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. IV, с. 660—662, 688—689.

57. «Wirtschaftsnachrichten Reichswirtschaftsministerium (Für Dienstgebrauch)». Berlin, 6.IV.1939, № 82.

58. Ibidem.

59. Итоги второй мировой войны, с. 424.

60. «Frankfurter Zeitung», 11.IV.1939.

61. «Völkischer Beobachter», 6.IV.1939.

62. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 46, л. 368.

63. Там же.

64. Там же.

65. Там же, д. 8, л. 352.

66. Там же.

67. Там же.

68. Deutschlands wirtschaftliche Lage an der Jahreswende 1939—1940, S. 156.

69. В эту сумму входит также валюта Судетской области Чехословакии — 712,6 млн марок. В остальных районах Чехословакии продолжала находиться в обращении крона, которая контролировалась Рейхсбанком.

70. Deutschlands wirtschaftliche Lage an der Jahreswende 1939—1940, S. 155.

71. Гольдштейн И. и Левина Р. Германский империализм. М., 1947, с. 246.

72. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии, т. I, с. 162.

73. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 821.

74. Überblick über die Entwicklung der deutschen Kriegswirtschaftsorganisation und der Mob-Vorbereitung in der Zeit von 1.XII.1938—30.VI.1939 (Für Dienstgebrauch). Berlin, 1939, S. 3—4.

75. Ibidem.

76. Ibid., S. 8.

77. Ibid, S. 13.

78. Ibid, S. 24.

79. Ibidem.

80. Ibidem.

81. Überblick über die Entwicklung der deutschen Kriegswirtschaftsorganisation, S. 25.

82. Nazi Conspiracy and Aggression, vol. IV, p. 143.

83. Мюллер-Гиллебранд Б. Указ. соч., т. I, с. 31.

84. «Reichsgesetzblatt», 1939, Teil I, S. 1495.

85. Ibid., S. 1498, 1502.

86. Ibid., S. 1521.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты