Библиотека
Исследователям Катынского дела

Борьба немецких антифашистов

Нападение фашистской Германии на Польшу и развязывание второй мировой войны, успехи гитлеровского вермахта в «молниеносной войне» на Западе чрезвычайно осложнили деятельность немецких антифашистов. Победоносные реляции немецкого командования усиливали шовинистический угар в стране, который охватил значительные слои немецкого народа. Посылки из других стран в качестве «военных трофеев» за счет ограбления покоренных народов тоже способствовали моральному растлению значительной части немцев. Деятельность коммунистов была затруднена, поскольку в Германии не было оперативного партийного центра, соседние страны почти все были оккупированы немецко-фашистским вермахтом. Центральный комитет партии, находившийся в эмиграции (к партийному руководству в эмиграции принадлежали Вильгельм Флорин, Вильгельм Пик и Вальтер Ульбрихт1), вынужден был поддерживать связь с партийными организациями по радио или через официальных уполномоченных.

Но несмотря на жестокий фашистский террор, несмотря на растленную фашистскую демагогию, Коммунистическая партия Германии была и в этих сложных условиях продолжала оставаться на позициях марксизма-ленинизма, пролетарского интернационализма, на бескомпромиссных позициях борьбы против фашизма2.

КПГ продолжала выступать за последовательное выполнение программы партии, разработанной в документах Брюссельской и Бернской конференций, за свержение нацистского режима — виновника войны, за мир, за новое, счастливое будущее немецкого народа.

Первое развернутое определение задач немецких коммунистов было дано в документе партийного руководства от 21 октября 1939 г., названном «Письмо партийного руководства ко всем руководителям и функционерам КПГ в стране о задачах партии»3.

В письме, исходя из решений Брюссельской и Бернской конференций КПГ, из документов VII конгресса Коминтерна, содержался анализ новой международной обстановки, связанной с началом второй мировой войны, и определялись новые задачи нелегальных организаций КПГ в антифашистской борьбе. Они ориентировались на сотрудничество с социал-демократами, членами профсоюзов, а также с беспартийными рабочими. ЦК КПГ призвал к созданию крепких партийных организаций, образованию центрального оперативного руководства КПГ в стране, вербовке новых членов в партию, развертыванию систематической разъяснительной работы в массах. Коммунистическая партия Германии выступала как последовательно интернациональная сила, как бескомпромиссный защитник свободы и независимости народов. В совместном Заявлении компартий Германии, Австрии и Чехословакии, опубликованном 2 ноября 1939 г., отмечалось, что «коммунисты прилагают все силы для того, чтобы объединить освободительную борьбу германского рабочего класса с национально-освободительной борьбой чехов, словаков, австрийцев и поляков и создать нерушимый единый фронт против германского империализма»4.

В конце декабря 1939 г. в Москве Политбюро ЦК КПГ совместно с ответственными работниками партии, обсудив возникшее новое положение и опыт антифашистов в первые дни войны, выработало проект «Политической платформы Коммунистической партии Германии». В ее выработке приняли участие Вильгельм Пик и Вальтер Ульбрихт. Помощь в ее разработке оказали руководящие деятели Коминтерна и ВКП(б), в первую очередь Георгий Димитров5.

В этой «Платформе» содержится конкретная тактическая линия партии в антифашистской борьбе на нервом этапе войны. Она ориентировала нелегальные партийные организации на борьбу за достижение единства действий рабочего класса, призывала к «развертыванию широкого народного движения за создание народного фронта трудящихся, включая трудящихся национал-социалистов, к защите интересов и прав народных масс, к дружбе с Советским Союзом и к прекращению империалистической войны...»6.

Значительное место в «Платформе» занимали требования борьбы против политического и социального бесправия трудящихся, сплочения в борьбе против политики национального угнетения немецким империализмом народов Австрии, Чехословакии, Польши, за их свободу.

В «Платформе» была подчеркнута национальная ответственность КПГ. Вновь указывалось на важнейшую задачу, стоящую перед партией, — строительство прочной партийной организации в стране, в первую очередь создание оперативного партийного руководства.

ЦК Коммунистической партии Германии разоблачал разбойничий характер войны со стороны германских империалистов и ориентировал партию на использование обстановки, созданной войной, в целях свержения гитлеровской диктатуры И предоставления свободы народам, оккупированным немецко-фашистскими войсками.

Конечно, кровавый фашистский террор, направленный против коммунистов, мешал выполнению этой задачи. Например, с сентября 1939 г. по июль 1941 г., по данным гестапо, только в Берлине было арестовано 433 коммуниста и социал-демократа7. В мае 1940 г. в Берлине, Брауншвейге, Хемнице, Дармштадте, Франкфурте-на-Майне, Галле, Карлсруэ и Магдебурге за антифашистскую деятельность было арестовано гестапо 127 коммунистов и социал-демократов8.

Деятельность КПГ по созданию антифашистского фронта была затруднена также в связи с позицией правых лидеров социал-демократии. Лидеры Курт Гейер, Рудольф Гильфердинг, Фридрих Штампфер, находившиеся в эмиграции, выступили против создания антифашистского Народного фронта, против сотрудничества с коммунистами и все надежды возлагали на возможность победы армий западных держав. Они поддерживали антисоветские устремления правящих кругов Франции, Англии и США.

В конце 1939 г. Гильфердинг дошел до полного отрицания империалистических целей войны и до отрицания заинтересованности капиталистов Англии, Франции, а также Германии в ее развертывании. Он писал: «Победа Англии и Франции над Гитлером явится вообще победой демократии над тоталитарными государствами... Так представляется нам смысл войны, и поэтому приветствуем мы безоговорочную победу Франции и Англии»9.

Таким образом, правые вожди социал-демократии видели возможность освобождения Германии от фашизма не в развертывании массовых антифашистских действий; все надежды они возлагали на победу западных империалистических держав в войне с Германией. Одновременно правые лидеры СДПГ заигрывали с лидерами немецких монополий и генералитета, представлявших, по их мнению, «верхушечную оппозицию». Капитуляция Франции нанесла удар по концепции правых лидеров социал-демократии. К тому же свелось на нет и их влияние внутри Германии.

Правление партии вынуждено было покинуть Францию. При этом Рудольф Брейтшейд и Рудольф Гильфердинг во время полета в Португалию были арестованы вишиской полицией и выданы гестапо, которое заключило их в концентрационный лагерь.

Осенью 1940 г. основная часть правления СДПГ, находившаяся в Португалии, приняла решение о самороспуске правления. Курт Гейер, Фриц Гейне, Эрих Олленхауэр и Ганс Фогель эмигрировали в Англию, а Эрих Риннер и Фридрих Штампфер — в США. Подобным же образом распались и другие социал-демократические группы. Практически заграничное руководство СДПГ распалось уже с сентября 1939 г. Новое заграничное бюро утратило свою роль и в дальнейшем существовало как маленькая группка в Англии. Даже официально Социал-демократическая партия Германии больше не имела заграничного руководства10. Тем более не было такого руководства внутри страны. Однако, несмотря на его отсутствие, коммунисты не прекращали борьбы за единство действий, за вовлечение рядовых социал-демократов в подпольную антифашистскую борьбу.

Коммунисты учитывали, что среди социал-демократического движения имеются силы, не одобряющие раскольническую линию руководителей партии, его безоговорочную ориентацию на правящие круги Англии и Франции. Такие оппозиционные настроения в отношении политики руководства СДПГ высказывали бывший социал-демократический депутат рейхстага Август Симсен, находившийся в эмиграции в Буэнос-Айресе, и группа революционных социалистов под руководством Альфреда Мозера и Франца Фогга, эмигрировавших в Голландию и отклонявших антикоммунистическую пропаганду правых лидеров СДПГ11.

Уже в первые месяцы войны эти группы пришли к выводу, что западные державы не хотят «вести действительно антифашистскую войну». Они также отклоняли возможность свержения Гитлера путем генеральского путча, считали, что Германия может стать свободной и антимилитаристской только в результате проведения глубоких демократических преобразований. Но, несмотря на эти взгляды, и данная группа социал-демократических лидеров отклонила предложения о создании единого фронта совместно с КПГ.

ЦК КПГ продолжал настойчивые усилия по созданию оперативного руководства в стране и с этой целью направил в Германию своих уполномоченных, которые возглавили антифашистские группы и подпольные организации КПГ, стремились координировать их деятельность.

После начала войны в связи с интернированием заграничного руководства КПГ, действовавшего во Франции, в Стокгольме во главе с Карлом Мевисом был создан новый заграничный партийный центр. Этот центр после соответствующей подготовки должен был стать оперативным руководством в Германии. В то же время был создай орган по руководству уполномоченными ЦК партии по Германии. Уполномоченные были в Берлине, Бремене, Гамбурге, Йене, Киле, Кенигсберге, Мюнхене, Штутгарте и других городах12.

Одна из важнейших задач, которая возлагалась на них, заключалась в создании оперативного руководства КПГ на территории Германии. Особое внимание уделялось созданию Берлинского подпольного центра, что должно было явиться первым этапом на пути к созданию оперативного центра для всей страны.

В 1940 г. после долголетнего заключения в каторжных тюрьмах и концентрационных лагерях были выпущены на свободу некоторые функционеры Коммунистической партии: Берхард Бестлейн, Франц Якоб, Теодор Нэйбауэр, Антон Зефкоф, Георг Шуман и др.13 Это был специальный маневр гитлеровцев, рассчитанный на обман общественного мнения как внутри страны, так и за границей. Гитлеровцы надеялись, что длительное пребывание в фашистских застенках сломило их революционный дух, а шовинистический угар, охвативший немцев, воздействует также и на них.

Но гитлеровцы жестоко просчитались. Несмотря на угрозу смертной казни в случае обнаружения их связи с антифашистским движением, большинство коммунистов, освобожденных из тюрем, включились в активную борьбу с фашизмом.

30 июня 1940 г. впервые после начала войны в Берлин прибыл в качестве уполномоченного ЦК КПГ опытнейший партийный функционер Рудольф Холлмейер. В июле-августе в различные города Германии под видом матросов, шведских торговцев прибыли другие уполномоченные ЦК КПГ: Иоганн Мюллер, Генрих Шмит, Георг Хенке, Артур Эмерли. Они проделали значительную работу но восстановлению связей между организациями Компартии, изданию нелегальных листовок, в которых раскрывался агрессивный характер войны со стороны фашистской Германии, разъяснялась миролюбивая политика Советского Союза и т. д. Однако многие из них были вскоре арестованы гестапо14.

Все более активизировали свою деятельность антифашистские группы, существовавшие в различных городах и районах Германии. В Берлине вела большую антифашистскую работу нелегальная организация КПГ под руководством уполномоченного ЦК КПГ Вилли Галля. Она вступала в контакт с социал-демократической организацией, действовавшей на предприятиях Берлина, издавала и распространяла информационные бюллетени и листовки, в которых призывала к замедлению темпов работы, к «свержению Гитлера — виновника войны».

В конце октября 1939 г. этой группой был выпущен первый номер газеты «Берлинер фольксцайтунг» (200 экземпляров), в котором разоблачался империалистический характер войны и содержался призыв к объединению всех антифашистов. Группа Вилли Галля наладила контакты с другими партийными организациями Берлина.

Однако в апреле 1940 г. гестапо раскрыло эту организацию а арестовало 94 человека. Ее руководители — Вилли Галль, рабочий Отто Нельте после жестоких истязаний летом 1941 г. были казнены. Другие участники группы Галля были приговорены к различным срокам тюремного заключения15.

После разгрома группы Вилли Галля усилия уполномоченных ЦК КПГ по созданию оперативного руководства в Германии не прекратились. Особенно активную работу на предприятиях Берлина развернула антифашистская группа, возглавляемая коммунистом Робертом Урихом. В состав руководства этой группы входили также коммунист Курт Леман, Франц Менит и социал-демократ Леопольд Томшик. Эта организация поддерживала связь и стремилась координировать деятельность групп Сопротивления, действовавших в Дортмунде, Эссене, Гамбурге, Ганновере, Лейпциге16.

Группа Роберта Уриха установила связи с другими организациями движения Сопротивления, в частности с группой в Мюнхене, руководимой Иозефом Рёмером, с которой они совместно издавали печатный орган «Служба информации». Существовали также связи группы Роберта Уриха с организациями движения Сопротивления, руководимыми Йоном Зигом, Антоном Зефкоф, Вильгельмом Гуддорфом и Отто Грабовски17.

Группа Роберта Уриха в 1940 г. в соответствии с указанием ЦК КПГ действовала как руководящий центр Берлинской партийной организации. Она имела свои подгруппы на 22 важнейших берлинских предприятиях по производству вооружения и боеприпасов, на 3 заводах фирмы «АЭГ» и др.

Налаживая организационные и политические связи с другими группами Сопротивления, эта группа проделала большую идеологическую, политическую и организационную работу для создания в будущем оперативного руководства КПГ для всей страны. Однако в тяжелых условиях конспирации процесс создания этого руководящего центра продвигался вперед весьма медленно18.

Антифашистские группы имелись и в других городах Германии: группа в Лейпциге, возглавляемая Георгом Шуманом, Отто Энгертом и Куртом Крессе, в Тюрингии — Теодором Нейбауэром, в Гамбурге — Робертом Абсхагеном, Бернардом Бестлейном и Францем Якобом.

Продолжала антифашистскую деятельность организация Шульце-Бойзена — Харнака, объединявшая несколько организаций в 1938—1939 гг. Ныне реакционная и правосоциал-демократическая историография пытается оклеветать героическую борьбу этой организации. Вслед за гитлеровцами они называют эту организацию «Красной капеллой», возводя клевету на. деятельность членов этой организации19, лживо называют ее деятельность «изменой родине». Подобным методом они пытаются фальсифицировать антифашистское движение Сопротивления.

Эта антифашистская организация установила тесные связи с рядом других антифашистских групп, охвативших различные слои населения, и с коммунистическими функционерами Гансом Копни, Вальтером Гуземаном, Йоном Зигом, Мартином Вайзе и другими функционерами. В конце 1939 — начале 1940 г. они установили связь с бывшим редактором иностранного отдела «Роте фане» Вильгельмом Гуддорфом, освобожденным из концентрационного лагеря Заксенхаузен. К тому времени Гуддорф уже наладил контакты с руководимой Робертом Урихом партийной организацией в Берлине, а также с возглавлявшейся Францем Якобом, Бернардом Бестлейном и Робертом Абсхагеном партийной организацией КПГ в Гамбурге20.

С помощью Гуддорфа к активной антифашистской деятельности были привлечены другие опытные функционеры КПГ, несколько лет проведшие в концентрационных лагерях. Затем Йон Зиг, Вильгельм Гуддорф и Роберт Урих вошли в состав создавшегося в 1940 г. подпольного руководства КПГ Берлина, позднее в это руководство вошел и известный функционер КПГ Антон Зефкоф.

Группа Шульце-Бойзена—Харнака благодаря обширным антифашистским связям помогла дальнейшему формированию оперативного руководства КПГ и антифашистского движения Сопротивления в Германии, боролась против расширения агрессивной войны, за ее прекращение. Как пишут исследователи ГДР, «с весны 1941 г. ввиду возросшей угрозы Советскому Союзу со стороны фашистского германского империализма Харро Шульце-Бойзен, Адам Кугоф и супруги Шумахер, а также Ганс Коппи передавали СССР все доступные им данные военного, экономического и политического характера. Большую ценность имели, в частности, сообщения Шульце-Бойзена о планах бомбардировки Ленинграда, Киева и Выборга фашистской авиацией, о предполагавшемся наступлении вермахта на Майкоп, о концентрации в Германии химических боевых средств, о положении с горючим»21.

Особенно активную антифашистскую деятельность участники этой группы — убежденные интернационалисты развернули после нападения фашистской Германии на Советский Союз.

В Рейнской и Рурской областях под руководством коммунистов также действовали группы антифашистов. Они изготовляли и распространяли напечатанные листовки-информации для борцов-антифашистов. Здесь имелись ячейки КПГ. В Штутгарте члены коммунистической ячейки в начале 1941 г. систематически слушали передачи московского радио и распространяли услышанные сведения среди рабочих22.

Под руководством коммунистов нелегальную антифашистскую работу вели также члены Коммунистического союза молодежи Германии. В ряде районов страны (в Саарской области, Бадене и Гессене, в Рурской области и Берлине) эту работу среди молодежи организовывал член ЦК Союза молодежи Э. Хонеккер23. В сводках гестапо неоднократно отмечались антифашистские настроения среди немецкой молодежи.

Так, в одной из оперативных сводок от 1 января 1941 г. руководители «Гитлерюгенд» сообщали о существовании юношеской группы, которая ведет к «политическому разложению молодежи». «Группы частично создаются по образцу бывших марксистских молодежных групп, — говорилось в сообщении. — Они или являются их продолжением, или действуют в том же духе. Эти группы создают значительную опасность для воспитания рабочих из «Гитлерюгенд» и объединенными усилиями могут упорно бороться с полицией. Поэтому необходимо принять решительные меры и требовать создания молодежных рабочих лагерей для неисправимых»24.

О деятельности коммунистов свидетельствуют также секретные доклады гестапо о захваченной антифашистской литературе, распространявшейся в стране. В январе 1941 г. гестапо обнаружило 229 антифашистских листовок, брошюр, газет, в мае — уже 519.

Гитлеровцы стремились подавить антифашистское движение. В течение первых четырех месяцев 1941 г. гестапо арестовывало по политическим мотивам в среднем по 750 человек в месяц25. Летом 1941 г. гестапо арестовало 33 члена антифашистской организации в Висбадене. Были казнены героические борцы против фашизма, в том числе коммунисты Гейнц Капелле, Рудольф Гельмейер и др.

Значительную работу по разоблачению преступлений гитлеровского режима вели немецкие антифашисты, находившиеся в эмиграции.

В оккупированной части Франции — в Тулузе в августе 1940 г. был образован нелегальный руководящий орган КПГ во Франции, который, действуя совместно с французским движением Сопротивления, проводил разъяснительную работу среди военнослужащих вермахта. Весной 1941 г. в Париже был создан нелегальный руководящий орган КПГ в оккупированной части Франции26.

На развитие движения Сопротивления в Германии оказала влияние политическая работа организаций КПГ в Бельгии, Дании, Люксембурге, Нидерландах, Англии, Швеции, Швейцарии и в других странах.

Немецкие деятели культуры — антифашисты Анна Зегерс, Людвиг Ренн, Эгон Эрвин Киш, Александр Абуш, Лион Фейхтвангер, Леонард Франк, Ф.К. Вейскопф, Ганс Мархвитца и многие другие, находясь в эмиграции, разоблачали кровавый немецкий фашизм. Накануне нового 1940 г. Томас Манн говорил по радио: «Немцы, спасайте себя! Спасайте свою душу, отказывайтесь от повиновения и верности своим тиранам, которые только думают о себе, а не о вас. Этот мир никогда не согласится и не станет терпеть «новый порядок», вызывающий у человечества чувство страха. Вы можете, если хотите, еще в текущем году удесятерить беду, которую вы уже причинили, проявляя послушание и доверчивость, но в конце концов она еще будет вашей собственной бедой»27.

Представители средних слоев населения, католики, протестанты также нередко вместе с коммунистами участвовали в антифашистской борьбе. Они протестовали против кровавого фашистского террора, против притеснения их веры со стороны фашистских властей и нарушений церковных привилегий. Они оказывали помощь лицам, преследуемым фашизмом, военнопленным и иностранным рабочим, насильственно вывезенным в Германию. Например, в Ней-Бранденбурге активную антифашистскую работу в годы войны вел католический священник Карл Фишер. Другой католический священник, Август Фролих, за антифашистскую деятельность в 1941 г. был заключен в концентрационный лагерь Бухенвальд, а позднее убит. Большую антифашистскую работу проводил, за что подвергался преследованиям со стороны фашистских властей, протестантский священник Мартин Немюллер28.

Однако фашистский террор, гитлеровская социальная и националистическая демагогия, шовинистический угар, охвативший огромные массы немцев, затрудняли развертывание массовой антифашистской борьбы. В этих условиях, как отмечал В. Ульбрихт, «только часть немецкого народа с коммунистами во главе оставалась на антифашистских, демократических позициях...»29. Но вопреки утверждениям фальсификаторов истории Коммунистическая партия Германии являлась единственной политической силой, которая с первых дней войны выступала в защиту СССР, а также народов — жертв фашистской агрессии.

Эти факты опровергают клевету буржуазных историков об отсутствии классовых противоречий, антифашистской борьбы с участием представителей различных слоев населения под руководством коммунистов.

Но число антифашистов в Германии было невелико. Большинство немцев, в том числе и рабочих, продолжало оставаться в плену фашистской националистической и социальной демагогии. Компартия, находившаяся в подполье, несмотря на героические усилия и жертвы, самоотверженность коммунистов, поддержку их борьбы рядовыми членами социал-демократической партии, рабочими-католиками и другими антифашистами, не имела возможности организовать широкую контрпропаганду и разоблачать человеконенавистнические бредни гитлеровцев, а это привело к тому, что гитлеровцы смогли вовлечь немецкий народ в войну против СССР.

Примечания

1. Deutschland im Zweiten Weltkrieg, Bd I. Berlin, 1975, S. 268—269.

2. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd 5, Dok. № 64, S. 530—531.

3. Rossman G. Der Kampf der KPD um die Einheit aller Hitlergegner. Berlin, 1963, S. 7—15.

4. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 253.

5. Ibidem.

6. Ibid., S. 532.

7. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 257.

8. Блейер В. и др. Указ. соч., с. 44.

9. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 257.

10. Ibid., S. 249.

11. Ibidem.

12. Блейер В. и др. Указ. соч., с. 46; Deutschland im Zweiten Weltkrieg, Bd I, S. 579.

13. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 284.

14. Deutschland im Zweiten Weltkrieg, Bd I, S. 580.

15. Ibidem.

16. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 259—260.

17. Ibid., S. 280—281.

18. Ibid., S. 253, 256, 280, 282, 398.

19. Бирнат К.Г., Краусхайр Л. Организация Шульце-Бойзена—Харнака в антифашистской борьбе. М., 1974, с. 36—37; см. также: Einheit im Kampf geboren. Leipzig, 1975, S. 30—32.

20. Бирнат К.Г., Краусхайр Л. Указ. соч., с. 21; см. также: Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 281—282.

21. Бирнат К.Г., Краусхайр Л. Указ. соч., с. 39.

22. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 284.

23. История второй мировой войны 1939—1945, т. II, с. 231.

24. Блейер В. и др. Указ. соч., с. 84—85.

25. Бланк А.С. КПГ в борьбе против фашистской диктатуры. М., 1964, с. 84.

26. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 284—285; Блейер В. и др. Указ. соч., с. 85—86.

27. Цит. по кн.: Блейер В. и др. Указ. соч., с. 86.

28. Deutschland im Zweiten Weltkrieg, Bd I, S. 301—304.

29. Ульбрихт В. К истории новейшего времени. М., 1957, с. 8.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты