Библиотека
Исследователям Катынского дела

Укрепление позиций государственно-монополистической системы и мобилизация экономики Германии и оккупированных стран

После завершения военной кампании на Западе и во время непосредственной подготовки войны против Советского Союза происходило дальнейшее совершенствование системы государственно-монополистического господства в Германии. В ходе войны еще более укрепились позиции немецких концернов как в самой Германии, так и в оккупированных странах. Их владельцы получали колоссальные прибыли. Так, имперский металлургический концерн «Герман Геринг» сосредоточил в своих руках 177 заводов, 69 горнопромышленных и металлургических предприятий, 156 торговых компаний, 46 различных транспортных предприятий, 15 строительных и много других предприятий1. В связи с чрезвычайным ростом концерна и в целях улучшения руководства им в конце 1940 — начале 1941 г. произошла его реорганизация, в результате которой он был разделен на три основные руководящие группы: первая группа объединяла горные и металлургические предприятия; вторая — военные и машиностроительные предприятия; третья — судоходные компании2.

Акционерный капитал всех этих трех групп и руководящего общества вместе составлял более 900 млн марок; на предприятиях концерна работало свыше 600 тыс. человек. Этот концерн добывал в 1941 г. более 30% железной руды, 21% каменного и бурого угля, производил 15% чугуна3.

В июле 1940 г. был создан новый огромный концерн — главное эсэсовское экономическое общество «Deutsche Wirtschaftsbetriebe», объединившее более 40 специализированных эсэсовских концернов, предприятия которых имелись при всех концентрационных лагерях во всех оккупированных странах4. Его деятельность направлялась шефом Главного экономического управления СС обергруппенфюрером СС Полем — бывшим членом правления Рейхсбанка.

Еще более возросла роль концерна «И.Г. Фарбениндустри», ставшего крупнейшим производителем взрывчатых веществ, пороха, синтетического горючего и других важнейших стратегических материалов. Валовой доход «И.Г. Фарбениндустри» в 1940 г. по сравнению с 1937 г. увеличился с 535 млн до 846 млн марок, т. е. на 60%5.

Доходы «пушечного короля» Крупна и возглавляемого им концерна в 1941 г. достигли колоссальной суммы-111,5 млн марок. 30 августа 1940 г. в связи с 70-летием главы концерна Густава Крупна Гитлер лично посетил его резиденцию и наградил его золотым значком фашистской партии6.

Огромные прибыли получали также другие монополии Германии. Согласно официальной гитлеровской статистике, доходы крупнейших немецких компаний в 1941 г. были в 15,7 раза выше, чем в 1933 г., и в 1,85 раза выше, чем в 1938 г.7

Усиливался процесс сращивания военно-промышленных концернов с аппаратом фашистской партии и государства. Так, 4 декабря 1940 г. вместо Совета по боеприпасам при имперской группе «Промышленность»8 был создан Совет вооружений, комитеты по боеприпасам были заменены комитетами вооружений. В ноябре 1940 г. по указанию министра вооружений и боеприпасов был образован специальный комитет «Оружие», состоявший из пяти главных групп: винтовки и автоматы, среднее оружие, тяжелое оружие, полуфабрикаты всех видов оружия, поставки всех видов оружия.

Эти главные группы в свою очередь подразделялись на производственные группы, охватывающие фирмы одного и того же профиля. В состав специального комитета «Оружие» вошли представители военно-промышленных концернов, а его председателем был назначен представитель фирмы Круппа Мюллер9. Секретной директивой Совета вооружений имперской группы «Промышленность» от 4 декабря 1940 г. определялись и задачи этого комитета: «Специальный комитет имеет задачей содействовать всеми средствами, путем налаживания всеобщего сотрудничества между предприятиями, выполнению производственных заданий, которые ставят перед военной промышленностью различные рода войск вермахта»10.

Экономическое ограбление оккупированных государств стало важнейшей задачей в деятельности правительства, вермахта и монополий. С этой целью гитлеровцы создали весьма многочисленный аппарат. В Чехословакии, Польше, Бельгии, Нидерландах, Дании, Норвегии были созданы специальные инспекции или военно-экономические штабы, подчиненные военно-экономическому управлению верховного командования вермахта. Особенно всеохватывающий оккупационный аппарат был создан гитлеровцами для Франции: военно-экономический штаб и штаб вооружений в Париже с подчиненными ему инспекциями вооружений, инспекция вооружений в Бургосе, комиссия по перемирию с Францией и многочисленные другие комиссии в различных районах страны и по различным отраслям вооружения, по нефти и т. д.11

Крупный германский концерн «Металлургические заводы Рехлинга» — «Röchling'sche Eisen- und Stahlwerke GmbH (Röchlingkonzern)», глава которого Рехлинг был экономическим «фюрером», председателем «имперской стальной ассоциации» (Stahlwerks-Verband AG), участвовал в широких масштабах в экономическом ограблении оккупированных территорий: Польши, Бельгии, Люксембурга, Франции. Он был назначен Герингом уполномоченным по металлургической промышленности французских департаментов Мозель и Мерт и Мозель и поставил металлургическую промышленность этого района Франции на службу Германии12. Рехлинг в декабре 1940 г. обратился к Гитлеру с меморандумом, призвав его к вторжению на Балканы13.

В погоне за приобретением промышленных предприятий в оккупированных странах, за грабеж добычи нередко между германскими концернами разыгрывалась острая борьба. Так, в 1940—1941 гг. развернулась ожесточенная схватка между монополистами Фликом и Рехлингом за захват предприятий французского концерна «Ромбае». В январе 1941 г. Рехлинг, решительно протестуя против передачи этих предприятий Флику, писал: «Если руководство заводами будет передано Флику, а не мне, я буду рассматривать это как личное оскорбление...»14. Однако позиции Флика были более сильны, и предприятия были переданы ему.

Как рассказывал на Нюрнбергском процессе свидетель Артур Рюман, 18 мая 1940 г. он присутствовал в Дюссельдорфе на встрече четырех монополистов с участием Густава Крупна, которые делили между собой промышленные предприятия Голландии и Бельгии. Тыча пальцами в географические карты, они кричали: «Это мое. Мое это!»15

Экономическое ограбление оккупированных территорий являлось официальной политикой правительства фашистской Германии. 16 июля 1940 г. начальник управления военной экономики и вооружений ОКВ генерал Г. Томас издал специальную директиву о разграблении сырья и станков в оккупированных областях:

«1. а) сырье, которое обнаружено в соответствии с указаниями, полученными хозяйственными подразделениями в войсках, подлежит отправке в рейх;

б) станки, согласно списку, помещенному в приложении, и электромоторы, работающие от нормального напряжения, важны для военной промышленности и поэтому также должны быть вывезены в рейх»16.

При перевозке предлагалось различать: трофеи — все сырье, полуфабрикаты и готовые изделия, находящиеся во владении вооруженных сил противника, и конфискованное имущество: «сырье, полуфабрикаты и готовые изделия, не находящиеся во владении или собственности вооруженных сил противника, но каждое по причинам потребности в них должно быть передано промышленности рейха»17.

Таким образом, было изъято и вывезено в Германию почти все ценное имущество оккупированных стран.

После поражения Франции и оккупации большей части ее территории немецкими войсками германские монополии осуществили прямой захват важнейших отраслей французской промышленности или вступали в сделку с французскими монополиями и совместно с ними осуществляли ограбление страны. Примеров тому много.

Так, металлургическую и сталелитейную промышленность Лотарингии разделили между собой пять крупнейших концернов Германии. Концерн «Г. Геринг» приобрел венделевские горнопромышленные и металлургические заводы, концерн Клекнера — металлургические заводы в Крейтингене, концерн Рехлинга — металлургические заводы «Карлсхютте» в Диденгофене, концерн Флика — металлургические заводы в Роммбахе, концерн Штумма — заводы в Геггингене18.

Во многих случаях владельцы французских предприятий и монополистических объединений вступили в сотрудничество с немецкими концернами путем слияния и создания многочисленных франко-германских компаний, где немцам принадлежало большинство акций. Например, французский химический трест «Кюльман», второй по мощности в Европе после «И.Г. Фарбениндустри», вместе с французскими фирмами «Сен-Дени» и «Сен-Клер-дю Вон» был объединен в «Акционерное общество Франколор», в котором «И.Г. Фарбениндустри» приобрела 51% акций, а «Кюльман» получил акции «И.Г. Фарбен» и директорский пост в новом объединении19.

Крупные французские авиационные заводы были присвоены германской компанией «Юнкере»; остальные авиационные компании были слиты в «Национальную компанию самолетостроения», которая изготовляла самолеты для германской армии20. Восемь крупнейших предприятий автомобильной промышленности объединились в новый концерн, который производил снаряжение для германской армии.

Германия осуществляла прямой грабеж оккупированных стран: перегонялся подвижной железнодорожный состав, захватывались суда, грузовики, запасы сырья и топлива, перевозилось оборудование из Северной Франции и Бельгии в Восточную и Южную Германию.

В 1939—1941 гг. Германия получила из Франции: 63 млн т угля, 20 976 мегаквт-ч электроэнергии, 1 943 750 т нефти и горючего, 74 848 тыс. т железной руды, 3822 тыс. т металлических изделий, 1 211 200 т бокситов, 5984 тыс. т цемента, 1888 тыс. т извести, 25 872 тыс. т других ископаемых, станков на сумму 2 626 479 тыс. франков. Общая стоимость вывезенного промышленного оборудования и станков составила 9 759 861 тыс. франков21.

Во Франции, Бельгии и Голландии гитлеровцы захватили около 8,8 млн т нефтепродуктов22. Из Франции вывезли 42 тыс. т меди, 27 тыс. т цинка, 19 тыс. т свинца, угнали более 5 тыс. паровозов23.

Из Голландии, Бельгии и Люксембурга было вывезено 1 млн т железной руды, 125 тыс. т марганцевых руд, 36 тыс. т полуфабрикатов и готовой продукции, 200 млн железнодорожных рельсов.

Гитлеровцы захватили во Франции и Бельгии огромные запасы цветных металлов и сырья. За первые три месяца 1941 г. из Франции в Германию было вывезено 45 тыс. т свинца, 30 тыс. т бокситов и 10 тыс. т алюминия, большое количество пороха и взрывчатых веществ. Французская автопромышленность удовлетворяла 15% потребности Германии в автомашинах. Вся французская промышленность работала на вооружение германской армии. До середины апреля 1941 г. ею было произведено для Германии 13 тыс. грузовых автомобилей; 3 тыс. самолетов, 1 млн зенитных и танковых снарядов24.

Франция должна была поставлять ежегодно около 750 тыс. т пшеницы, 650 млн л молока, около 220 л вина, масло, сыр. В 1940 г. в Германию было отправлено 63 тыс. т, а в 1941 г. — 140 тыс. т мяса25.

За один только год специально созданное Герингом так называемое Главное опекунское восточное бюро захватило в Польше и роздало немецким концернам 294 крупных, 9 тыс. средних и 76 тыс. мелких промышленных предприятий, а также 9120 крупных и 112 тыс. мелких торговых фирм. Концерн «Г. Геринг» присвоил себе верхнесилезские угольные рудники, металлургические заводы и целый ряд других заводов. Совместно с «И.Г. Фарбениндустри» концерн «Г. Геринг» разделил польскую промышленность взрывчатых веществ. Монополист Хенкель завладел частью польских месторождений цинка, а граф Баллестрем вместе с Крупном присвоил себе ряд металлургических заводов и горнодобывающих предприятий26. В руки германских монополий перешли крупные трубопрокатные и металлургические заводы в Сосновице, горнопромышленный концерн «Бенска Гутня». Польские фирмы по производству красителей «Борута», «Воля» и «Винница» стали собственностью «И.Г. Фарбениндустри»27.

В Голландии германский стальной трест приобрел основное объединение голландской тяжелой промышленности — Голландское королевское общество доменных печей и сталелитейные заводы28.

В Норвегии гитлеровцы поставили под свой контроль предприятия горнодобывающей промышленности, металлургические, судостроительные заводы и предприятия химической промышленности. «И.Г. Фарбениндустри» подчинил себе концерн «Норвежское общество азота и гидроэлектроэнергии», концерн «Г. Геринг» присвоил Дундерландские железные рудники и другие фирмы. Было конфисковано 80% норвежского рыболовного флота, а оккупационный налог фактически достигал 1,2 млрд крон29.

В период с апреля 1940 г. по конец марта 1941 г. Дания поставила Германии 83 688 т масла, 156 686 т свиного мяса, 97 384 т говядины, 59 381 т яиц, 73 тыс. т сельди, а также фрукты и овощи30. Датская промышленность — химическая, судового машиностроения — была включена в немецкое военное производство. В сентябре 1940 г. немецкие военные заказы, размещенные в Дании, достигли суммы 42 млн датских крон. Ежегодные оккупационные расходы Дании составили 500 млн крон31.

Германия захватила до 1941 г. в оккупированных странах Европы разных материалов и имущества на 9 млрд, фунтов стерлингов32, 135 тыс. т меди, что составляло 6-месячную ее потребность, запасы никеля, способные удовлетворить потребности Германии более чем на 16 месяцев. 92 немецкие дивизии были оснащены трофейными французскими автомашинами33. Гитлеровцы захватили золотые запасы и ценности оккупированных стран34.

Германия поставила под свой контроль также экономику вассальных государств, своих союзников по агрессивному военному блоку — Румынии, Венгрии, Болгарии, Финляндии, Словакии. Однако в этих странах она вынуждена была прибегать к другим, более замаскированным методам грабежа.

В Румынии Германия создала в 1940 г. специальное общество «Континенталь ойль» и полностью подчинила себе ее нефтедобывающую промышленность. В 1939 г. Германия вывезла из Румынии 796 тыс. т нефти и нефтепродуктов, в 1941 г. — уже 2 360 900 т35. Она подчинила себе также металлургическую и военную промышленность Румынии. Согласно подписанному 4 декабря 1940 г. германо-румынскому торговому договору, Румыния фактически становилась в экономическом отношении провинцией Германии36. Крупнейшие румынские металлургические концерны «Решица» и «Малакса», объединявшие металлургические, вагоностроительные и паровозостроительные заводы, угольные шахты и заводы по производству артиллерийских орудий, были поставлены под контроль концерна «Г. Геринг». Румыния поставляла Германии зерно, скот, масличные и технические культуры, лесоматериалы37.

26 марта 1941 г. верховное главнокомандование Германии издало приказ «Об обороне румынского нефтеносного района», в котором говорилось, что этот район является «жизненно важным для ведения войны Германией»38. На германские вооруженные силы, находившиеся в Румынии, возлагалась задача охраны нефтеносного района.

Фашистская Германия в значительной степени включила в свой военно-экономический потенциал ресурсы нейтральных стран — Швеции, Швейцарии, Испании, Португалии, Турции. С этими странами гитлеровское правительство, германские монополии установили такие формы отношений, которые позволили им использовать в широком объеме их сырьевые ресурсы и промышленный потенциал. Как отмечает американский исследователь Д. Аллен, еще до начала войны германские монополии владели на правах собственности или контроля в Швеции, Швейцарии, Испании и Португалии 617 филиалами или субсидируемыми фирмами39.

Особое значение для Германии имели поставки железной руды, а также качественной стали, станков, шарикоподшипников, электрооборудования, инструмента из Швеции40.

Еще до начала войны германские концерны имели весьма значительные капиталовложения в шведской экономике, особенно в горнорудной и электротехнической промышленности. Поставки шведской железной руды в Германию играли важнейшую роль в создании военно-экономического потенциала Германии. Советский экономист Я.Е. Сегал считает, что в каждом немецком орудии, танке содержалось до 30% шведского металла41.

Шведский историк Р. Карлбум утверждает, что в 1940—1943 гг., как и в предвоенный период, германское потребление железной руды с учетом ее содержания зависело от шведских поставок в среднем на 43%. В период «странной войны» до победы над Францией эта зависимость была еще большей — до 48%, а доля Швеции в немецком импорте железной руды возросла с 62% в 1939 г. до 84% в 1940 г. Карлбум отмечает также, что победа вермахта в 1940 г. была бы невозможна без шведской руды. «Остановка лапландских рудников погасила бы доменные печи Рура»42.

Гитлеровца использовали экономические ресурсы Испании, угодливо предоставленные им фашистским режимом Франко. Они получали из Испании железную, медную, цинковую и свинцовую руды, серый колчедан, вольфрам, оливковое масло, шерсть, технические культуры43. Часть этих поставок в Германию была произведена франкистами в счет погашения задолженности за немецкое снаряжение в годы гражданской войны.

В Португалии гитлеровцы прибрали к рукам почти всю добычу вольфрама и олова, в Турции — добычу хромовой руды, меди, хлопка, кожи, табака.

В целях маскировки ограбления народов оккупированных и зависимых стран Европы германским правительством монополиями и банками была создана целая система учреждений, проведены специальные мероприятия.

Накануне нападения на Советский Союз Германия располагала огромным военно-экономическим потенциалом, состоявшим из ресурсов самой Германии, а также оккупированных и зависимых стран Европы44. Фашистская Германия была могущественной военной державой капиталистического мира.

Как пишет западногерманский специалист по вопросам военной экономики Керль, «война на Западе резко изменила военно-экономическую обстановку в Германии. Во-первых, значительно улучшилось положение с сырьем. Норвегия, Голландия, Бельгия и главным образом Франция накопили в своих портах за первые семь месяцев войны огромные запасы стратегического сырья: металлов, горючего, резины, сырья для текстильной промышленности и т. д., которые теперь оказались в руках немцев в качестве военных трофеев. Промышленность этих стран была также хорошо снабжена сырьем и могла выполнять крупные немецкие заказы, не нуждаясь в новом сырье. Базы производства железа и стали были значительно расширены тем, что угольные шахты, рудники и сталелитейные заводы Голландии, Бельгии, Франции и Польши достались нам почти невредимыми. Германии, таким образом, была предоставлена исключительная возможность развить свою экономику за счет крупнейших промышленных предприятий завоеванных стран»45.

Фашистская Германия производила и располагала в результате захвата в других странах колоссальными запасами промышленного сырья и топлива. В первый период мировой войны были увеличены добыча и экспорт железной руды и производство стали. Если в 1937 г. в Германии (включая Судетскую область Чехословакии) было выплавлено 21,8 млн т стали, то в 1941 г. — уже 31,8 млн т46. Накануне нападения на СССР Германия вместе с оккупированными государствами Европы располагала мощностями для производства 43,4 млн т стали47.

Значительно возросли производство и ввоз горючего, имевшего важнейшее значение в войне. Количество нефтепродуктов, в том числе добытых синтетическим путем, которыми располагала Германия, увеличилось с 8,2 млн т в 1939 г. до 10 млн т в 1941 г.48 Кроме того, во Франции, Бельгии и Голландии Германия захватила около 8,8 млн т нефтепродуктов. В целях экономии горючего чрезвычайно ограничивалось его использование в невоенном секторе хозяйства49.

Германия, еще до войны обогнавшая США и Канаду по производству алюминия, в 1941 г. вместе с предприятиями оккупированных стран произвела 324 тыс. т этого важного металла50.

В 1941 г. в Германии было произведено 126 тыс. металлорежущих станков, а весь ее парк металлорежущих станков составил 1,7 млн В том же году выработка электроэнергии достигла 70 млрд, квт-час51.

Продукция немецкой военной промышленности летом этого года возросла на 75% по сравнению с началом войны52. В результате агрессии Германии значительно увеличилась сырьевая база германской военной промышленности. До 1941 г. ею было захвачено 365 400 т цветных металлов, 272 тыс. т чугуна, 1860 тыс. т металлического лома, 164 тыс. т химических продуктов, 12 200 т каучука, 363 тыс. т бензина, 220 тыс. т авиационного бензина, 51 900 т сырой кожи, 6200 тыс. пар сапог и т. д.53

Учитывая уроки первой мировой войны и в связи с подготовкой войны против СССР, имея в виду протяженность будущего театра военных действий, в фашистской Германии уже в 1938—1939 гг. предпринимались меры для ликвидации отставания с производством локомотивов, товарных вагонов и другого транспортного подвижного состава. «Удивительным фактом является то, — пишет западногерманский специалист по транспорту Г. Теске, — что великая германская империя располагала в 1939 г. гораздо меньшим парком паровозов и вагонов, чем кайзеровская империя в 1949 г. Виной этому была переоценка мотора»54.

Поэтому, учитывая пространства предстоящих военных операций, был увеличен выпуск паровозов и вагонов, а также ввоз их из оккупированных стран Европы. В итоге общее число паровозов, находившихся в распоряжении Германии, увеличилось с 20,2 тыс. в 1938 г. до 27,4 тыс. в 1941 г., число товарных вагонов — соответственно с 605 тыс. до 790 тыс.55

Накануне и в первый период войны немецко-фашистские империалисты создали значительные продовольственные ресурсы. После оккупации стран Европы и ограбления народов этих стран продовольственное обеспечение немецкого населения и вермахта улучшилось.

Германская промышленность еще накануне войны обеспечила вооруженные силы первоклассным вооружением.

В войне на Западе вооруженные силы Германии понесли ничтожные потери в людях и технике56.

Немецко-фашистская армия сохранила не только свой людской состав, который обогатился новым опытом наступательной войны, но и сохранила и еще более увеличила свои материальные силы — вооружение и боеприпасы.

Как пишет Б. Мюллер-Гиллебранд, «расход боеприпасов во время западной кампании 1940 г. оставался поразительно небольшим... Учитывая этот опыт, можно было бы считать имевшееся количество боеприпасов достаточным»57.

В 1940—1941 гг. в Германии Значительно возросло производство вооружения и снаряжения, в первую очередь необходимого для ведения «молниеносной войны»: танков, тягачей, самолетов. «В ходе боевых действий на Западе расход боеприпасов немецко-фашистскими войсками оказался значительно ниже запланированного уровня. Поэтому в конце 1940 г. и особенно в первой половине 1941 г. производство боеприпасов было существенно сокращено, увеличен выпуск вооружения, в частности танков... Впоследствии оказалось, что планы производства боеприпасов, составленные на основе опыта «молниеносных» кампаний на Западе, не обеспечивали потребностей вермахта на советско-германском фронте» (табл. 7)58.

Таблица 7. Среднемесячное производство вооружения в Германии в 1939—1941 гг. (в ценах 1941—1942 гг.), млн марок*

Вооружение-и военные материалы 1939 г. (Сентябрь-декабрь) 1940 г. 1941 г.
Артиллерийско-стрелковое оружие 45,0 56,4 75,3
Боеприпасы 253,0 367,0 229,3**
Танки 2,1 14,3 32,0
Полугусеничные тягачи 7,7 12,9 19,0
Самолеты 260,0 345,1 371,0
Порох 4,4 18,6 28,2
Суда 10,3 39,5 107,8
Прочее вооружение 43,3 46,6

* Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг., с. 41.

** Выпуск боеприпасов сократился в связи с их огромными запасами.

Показателен рост производства вооружения с 1939 по 1940 г. — примерно на 54%; еще более показательными являются сдвиги между отдельными видами вооружения. Так, если в 1940 г. на первом месте в производстве вооружения были боеприпасы, на что шло ⅖ всех расходов на военное производство, а производство самолетов по величине расходов стояло на втором месте, то в 1940 г., как уже отмечалось, произошло сокращение производства боеприпасов и увеличение производства оружия маневренной войны (танки) и морской войны (подводные лодки)59.

Перед войной вместо прежних легких танков Т-I и Т-II германская армия стала перевооружаться средними танками Т-III и Т-IV (с пушкой 37 мм, а затем 50 мм), которые по своим боевым качествам превосходили танки других армий капиталистических стран60.

Авиационные соединения были также оснащены новейшими образцами самолетов. В 1939 г. авиационные части получили на вооружение средние бомбардировщики типа Хе-111, До-17. Широко внедрялись в войсковые соединения пикирующие бомбардировщики Ю-87 и Ю-88, истребители М-109, разведчик Ме-11061.

С мая 1941 г. германская промышленность увеличила выпуск бомбардировщиков, сократив производство учебных самолетов и истребителей. Германия имела около 20 тыс. боевых, учебных и транспортных самолетов, из которых 50% составляли боевые машины, в том числе бомбардировщиков и разведчиков было около 60%, а истребителей — только 31%62.

В связи с перспективой войны против Англии и Франции гитлеровцы уделяли большое внимание военно-морскому строительству. Весной 1939 г. была составлена громадная судостроительная программа, так называемый план «Z», предусматривающий такое строительство военных кораблей, в том числе линкоров, авианосцев, которое дало бы возможность германскому военно-морскому флоту соперничать с английским и французским63. Но к началу войны к реализации этого плана только приступили64. Значительное число военных кораблей находилось в стадии строительства. Особое внимание гитлеровцы уделяли строительству подводных лодок65.

К моменту войны против СССР германский флот усилился за счет новых кораблей. Он состоял из 5 линкоров, 8 крейсеров, 43 эсминцев и миноносцев, 161 подводной лодки и значительного числа вспомогательных судов.

В оккупированных странах Европы гитлеровские войска захватили большое количество военной техники. В их числе было почти все вооружение 92 французских, 12 английских, 22 бельгийских и 9 голландских дивизий, в том числе и большая часть из имевшихся 3600 французских и 600 английских танков66.

Однако, несмотря на увеличение производства стратегического сырья, захват его в большом количестве в качестве трофеев в оккупированных странах Европы, германские империалисты непосредственно перед нападением на Советский Союз предприняли ряд экстренных мер в целях производства вооружения и создали резервы угля, нефти и другого стратегического сырья. Еще в марте 1940 г. было создано министерство вооружений и боеприпасов во главе с Тодтом, деятельность которого особенно активизировалась в период подготовки войны против СССР. «Министерство боеприпасов, — пишет бывший гитлеровский генерал-лейтенант Шнейдер, — с его почти неограниченными полномочиями... мобилизовало все силы германской экономики, наладило выпуск огромного количества военных материалов и поддерживало его на высоком уровне до самого конца войны»67.

В целях увеличения производства важнейших видов стратегического сырья и военной техники в первые месяцы 1941 г. был создан ряд новых имперских объединений, комиссий и комитетов. Так, в январе Управлением по четырехлетнему плану была основана компания «Континенталь петролеум АГ» по эксплуатации нефтяных источников в захваченных или подлежащих захвату районах68. Было создано и производственное объединение «Нефть». В феврале было создано имперское объединение «Уголь». Членами его стали ведущие германские монополисты: президент правления имперских заводов «Г. Геринг» Плейгер (в качестве председателя), Флик и др.69

Правительство фашистской Германии предприняло новые меры в целях увеличения производства танков. 21 июня 1941 г. секретным распоряжением имперского министра вооружения и боеприпасов Тодта и начальника управления вооружений сухопутных войск генерал-полковника Фромма была образована специальная комиссия по танкам. В распоряжении говорилось: «Обширная программа производства танков стоит по срочности в общей программе вооружений армии на первом месте. Она служит основой для создания механизированных подразделений и тем самым боеспособности армии вообще. Поэтому абсолютно необходимо немедленно объединить все военные, технические и производительные силы государственного и частного секторов для осуществления единого планирования, испытания и производства»70.

В комиссию по танкам вошли представитель министерства вооружения и боеприпасов в качестве председателя и в качестве членов — представители военно-промышленных монополий и военного ведомства71.

Накануне нападения на Советский Союз были приняты экстренные меры также для увеличения выпуска самолетов. С этой целью 14 мая 1941 г. был создан промышленный совет для авиационной промышленности72. Первоначально его возглавил генеральный инспектор по снабжению ВВС генерал-полковник Э. Удет, а позднее — Генерал-фельдмаршал Мильх. В состав его членов вошли представители экономической группы «Авиационная промышленность», сталелитейной и алюминиевой промышленности.

Только в 1941 г. Германия выпустила более 11 тыс. военных самолетов новейшего образца, свыше 5 тыс. танков и бронемашин, 7 тыс. крупнокалиберных орудий (более 75 мм)73, 325 тыс. штук автоматического оружия для пехоты, около 1,5 млн винтовок и карабинов, а также большое количество другой военной техники74.

Если за шесть лет фашистской диктатуры (1933—1939 гг.) расходы Германии на военное производство составили 90 млрд, рейхсмарок, то в период от начала второй мировой войны до нападения на Советский Союз она израсходовала по имперскому бюджету на военное производство еще более крупную сумму — 138 млрд, марок (табл. 8)75.

Как видно из таблицы, к середине 1941 г. Германия в результате подъема собственного производства, оккупации многих государств Европы и вовлечения в фашистский агрессивный блок других государств увеличила возможности использования военно-экономических ресурсов в предстоящей войне против СССР в 2—З раза.

Следует отметить, что в литературе о второй мировой войне высказываются различные, нередко противоположные точки зрения по вопросу военно-экономической подготовки фашистской Германии к нападению на Советский Союз. Многие западногерманские буржуазные историки сознательно пытаются преуменьшить военный и экономический потенциал фашистской Германии и тем самым умалить величие подвига советского народа в разгроме немецко-фашистского вермахта. Так, Г. Керль в статье «Военная экономика и военная промышленность» пишет: «Состояние германской экономики в начале войны может быть охарактеризовано следующим образом: к мировой войне Германия во всех отношениях была не подготовлена»76. В 1940 г., по его мнению, «размеры военного производства были самыми минимальными». Он отмечает также, что положение с рабочей силой на всем протяжении войны было неудовлетворительным как в количественном, так и в качественном отношении77. В связи с этим автор приходит к выводу: «...можно без преувеличения сказать, что экономически война была проиграна Германией еще в 1940—1941 г.»78.

Таблица 8. Основные показатели военно-экономического потенциала к середине 1941 г. (годовое производство)*

Показатели Германия с Австрией Европейские союзники Германии Оккупированные Германией страны Всего Увеличение ресурсов Германии за счет союзников и оккупированных стран
Площадь (тыс. кв. км) 554 801 1922 3277 5,9 раза
Население (млн человек) 76 78 129 283 3,7 раза
Электроэнергия (млрд квт»ч) 52 15 43 110 2,1 раза
Каменный уголь (млн т) 185 2 161 348 1,9 раза
Железная руда (млн т чистого железа) 3,4 0,5 22,4 26,3 7,7 раза
Медная руда (тыс. т чистой меди) 31 1 67 99 3,2 раза
Бокситы (тыс. т) 93 848 1176 2117 22,8 раза
Нефть (млн т) 0,5 8,7 0,8 10,0 20,0 раза
Чугун (млн т) 16,3 1,4 20,2 37,9 2,3 раза
Сталь (млн т) 20,0 3,2 20,4 43,6 2,2 раза
Алюминий (тыс. т) 131 23 64 218 1,7 раза
Автомобили (тыс.) 333 75 268 676 2,0 раза
Зерновые (млн ц) 136 148 264 548 4,0 раза
Крупный рогатый скот (млн голов) 22,9 15,3 45,4 83,6 3,7 раза
Свиньи (млн голов) 26,7 9,9 27,8 64,4 2,4 раза
Шерсть (тыс. т) 19,6 59,7 59,4 138,7 7,1 раза

* Eichholtz D. Geschichte der deutschen Kriegswirtschaft 1939—1945. Bd I, 1939—1941. Berlin, 1971, S. 223.

Эта же точка зрения приводится и в работе западногерманских авторов, специально посвященной состоянию германской промышленности накануне и в период войны. «Сейчас ясно, — говорится в ней, — что это преднамеренно медленное расширение военного производства, оставшегося почти весь 1941 г. по существу неизменным, являлось крупнейшей ошибкой, допущенной Германией в области военной экономики, и именно той ошибкой, которая отняла у нее все шансы на победу»79. Эти и другие исследователи всю ответственность за «неподготовленность» Германии к войне с СССР, «упущенные возможности» победы пытаются переложить на Гитлера и Геринга, которые, якобы будучи дилетантами в вопросах военной экономики, взялись не за свое дело и привели Германию к поражению80.

Советский историк В.И. Дашичев, критикуя теорию буржуазных авторов о неподготовленности фашистской Германии ко второй мировой войне, справедливо подчеркивает, что «умаление мощи Советского Союза было одним из главных просчетов гитлеровских стратегов в мировой войне». Вместе с тем он считает, что в основе того, что в период подготовки плана «Барбаросса» германское производство выросло всего на 1%, «лежали в первую очередь причины объективного порядка, а не какие-то ошибки Гитлера»81.

Как отмечается в «Истории второй мировой войны 1939—1945 гг.», снижение общего уровня производства в 1940—1941 гг. произошло из-за сокращения производства предметов потребления, в то время как выпуск машин, оборудования и вооружения возрастал82.

Эти тенденции объяснялись рядом причин. Некоторые монополии, связанные с производством товаров для внутреннего потребления, весьма неохотно сворачивали свое производство, несмотря на категорические требования фашистских властей.

Однако главной причиной был авантюристический характер плана «Барбаросса», проистекавший из недооценки военно-экономической мощи Советского Союза. Потерпев провал в попытке сокрушить Советский Союз в ходе «молниеносной войны», несмотря на мобилизацию для этого невиданных в истории по численности и оснащению вооруженных сил Германии и своих союзников, гитлеровцы в последующие годы (1943—1944) еще более усилили военную экономику. Но и эти чрезвычайные меры не спасли их от поражения под сокрушительными ударами Советской Армии.

Примечания

1. Белов П.А. Вопросы экономики в современной войне. М., 1971, с. 131.

2. «Völkischer Beobachter», 18.I.1941.

3. Ibidem.

4. Georg E. Die Wirtschaftlichen Unternehmungen des SS. Stuttgart, 1963, S. 33—37.

5. Норден А. Уроки германской истории. М., 1948, с. 205—206.

6. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 1944а, лл. 7—6.

7. Анатомия войны, с. 52.

8. Там же, с. 233.

9. Там же, с. 296—297.

10. Там же, с. 297.

11. Auf antisowjetischen Kriegskurs. Studium Kriegskurs. Zur militärischen Vorbereitung des deutschen Imperialismus auf die Aggression gegen die UdSSR (1933—1941). Berlin, 1970, S. 285—286.

12. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в трех томах, т. I. М., 1965, с. 678, 683.

13. Там же, с. 680.

14. Там же, т. II, с. 753.

15. Полторак А., Зайцев Е. Рурские господа и вашингтонские судьи. Л., 1968, с. 124—125.

16. Анатомия войны, с. 257.

17. Там же.

18. Норден А. Указ. соч., с. 208.

19. Сэсюли Р. И.Г. Фарбениндустри. М., 1948, с. 146.

20. Аллен Д. Международные монополии и мир. М., 1948, с. 25.

21. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в двух томах, т. I М., 1954, с. 60.

22. Элбакиан А.И. Экономическое поражение фашистской Германии в войне против СССР. М., 1955, с. 30.

23. Там же, с. 25.

24. Блейер В. и др. Указ. соч., с. 77.

25. Там же, с. 77.

26. Норден А. Указ. соч., с. 219.

27. Сэсюли Р. Указ. соч., с. 142.

28. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 18, л. 342.

29. Блейер В. и др. Указ. соч., с. 75.

30. Там же, с. 74.

31. Там же.

32. Вознесенский Н.А. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1948, с. 172.

33. Мюллер-Гиллебранд Б. Указ. соч., т. II, с. 121, 143.

34. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 18, лл. 312—313.

35. Lieferung von Rumänien im Jahre 1941 an Reich. Berlin, 1942, S. 8.

36. Савин Т. Иностранный капитал в Румынии. М., 1950, с. 187.

37. Там же, с. 183.

38. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941—1945 гг., т. I. М., 1960, с. 364.

39. Аллен Д. Указ. соч., с. 26.

40. См. Сегал Я.Е. Экономика п политика современной Швеции. М.. 1952, с. 71.

41. Там же.

42. «Scandinavian Economic History Review». Stockholm, 1965, № 1. Следует отметить, что эти выводы шведского историка вызвали возражение ряда американских и западногерманских специалистов, которые считают, что средняя зависимость Германии от шведской железной руды с учетом содержания металла в руде составила в 1940—1943 гг. 32%. Советский историк А.С. Кан также считает, что «зависимость гитлеровцев от шведских рудных поставок и заинтересованность в них были не столь велики, как это принято считать до сих пор» («Вопросы истории», 1968, № 12, с. 194—195).

43. «Мировое хозяйство и мировая политика», 1946, № 1—2.

44. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 287.

45. Итоги второй мировой войны, с. 368—369.

46. Файнгар И.М. Очерк развития германского монополистического капитала, с. 415.

47. Там же, с. 269.

48. Там же, с. 417.

49. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941—1945, т. I, с. 374.

50. Там же, с. 375.

51. Кравченко Г.С. Военно-промышленные потенциалы СССР и Германии и эффективное их использование во второй мировой войне. — В кн.: Вторая мировая война. Материалы научной конференции, посвященной 20-й годовщине победы над фашистской Германией, кн. I. М., 1966, с. 59.

52. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd V, S. 287.

53. Блейер В. Указ. соч., с. 73.

54. Итоги второй мировой войны, с. 402.

55. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941—1945, т. I с. 376.

56. Жилин П.А. Указ. соч., с. 121.

57. Мюллер-Гиллебранд Б. Указ. соч., т. II, с. 124.

58. История второй мировой войны 1939—1945 гг., т. III, с. 289.

59. Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг., с. 42—43.

60. Guderian H. Erinnerungen eines Soldaten, S. 30.

61. Итоги второй мировой войны, с. 312.

62. История второй мировой войны 1939—1945, т. III, с. 289.

63. Мировая война 1939—1945 гг., с. 414.

64. Итоги второй мировой войны, с. 158; см. также: Руге Ф. Война на море 1939—1945 гг. М., 1957, с. 54—55.

65. ЦГАОР СССР, ф. 7445, он. 1, д. 50, л. 17.

66. История второй мировой войны 1939—1945, т. III, с. 290; Итоги второй мировой войны, с. 67—69.

67. Итоги второй мировой войны, с. 327.

68. Анатомия войны, с. 301.

69. Там же, с. 307—308.

70. Там же, с. 327—328.

71. Там же, с. 329.

72. Анатомия войны, с. 322.

73. Германской промышленностью было выпущено в 1941 г. 30 тыс. орудий разных калибров (50 лет Вооруженных Сил СССР. М., 1968, с. 92).

74. Кравченко Г.С. Указ. соч., с. 59.

75. Там же, с. 38—51.

76. Итоги второй мировой войны, с. 363.

77. Там же, с. 364.

78. Итоги второй мировой войны, с. 370.

79. Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг., с. 49.

80. Энгельберг Э. О западногерманской теории упущенных возможностей в вооружении Германии. — Германский империализм и вторая мировая война. М., 1963, с. 376—384; Фомин В.Т. О роли Шахта в подготовке Германией второй мировой войны. — «Новая и новейшая история», 1958, № 4, с. 79—97.

81. Дашичев В.И. Указ. соч., т. II, с. 136. Автор отмечает, что Германия после побед на Западе имела «потенциальные возможности», но они отнюдь не отражали реального уровня использования ресурсов капиталистической Европы для войны против СССР. «В этом деле фашистское руководство натолкнулось на целый ряд трудностей объективного характера». К числу таких трудностей он относит: неопределенность решения вопроса о вторжении в Англию, в связи с чем центр тяжести военного производства все еще удерживался на уровне подготовки операции «Зеелёве». Поэтому постановка задачи по развертыванию ВВС и подводных сил флота с одновременной задачей по развертыванию 180 дивизий и созданию всего необходимого для их оснащения «была совершенно нереальной». Данный вопрос подробно аргументируется в распоряжении начальника ОКВ Кейтеля от 9 июля 1940 г., направленном главнокомандующим сухопутными, военно-морскими и военно-воздушными силами Германии и имперскому министру вооружения и снаряжения. Поэтому гитлеровское руководство приняло решение добиться к 1 апреля 1941 г. ближайшей цели — материально-технического оснащения 200 дивизий, не производя больших расширений производственных мощностей.

Эта линия фашистского руководства исходила из авантюристического курса да «молниеносную войну» против СССР, рассчитанную на 4—6 недель. В связи с этим при подготовке войны против нашей страны первоначально была взята линия на накопление вооружений за счет текущего производства, а не на расширение военной промышленности.

82. История второй мировой войны 1939—1945, т. III, с. 325.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты