Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

№107

1940 г. августа 7, Грязовец. — Спецсообщение начальника особого отделения Грязовецкого лагеря Г.А. Эйльмана П.К. Сопруненко о массовом отказе от пищи военнопленных

№ 82

Сов. секретно

Начальнику Управления НКВД СССР
по делам военнопленных
капитану госбезопасности
т. Сопруненко

Спецсообщение
о массовом отказе военнопленных
от принятия пищи в Грязовецком лагере [1]

Доношу, что 7 августа с.г. до 250 человек военнопленных отказались от принятия пищи приготовляемой на кухне военнопленных в знак протеста против ареста военнопленного-врача Годлевского [2] сроком на 5 суток, причем военнопленные заявили, что пищу они не будут принимать 3 дня.

При выяснении обстоятельств, вызвавших отказ от пищи, мною установлено следующее: 28 июля силами военнопленных была окончена постройкой плотина а) на реке Обноре, пересекающей зону лагеряа) , благодаря чему образовался водоем от притоков воды из источников, вода которых употреблялась в пищу как для военнопленных, так и личного состава лагеря.

Благодаря тому, что источники воды — ключи а)находились вне зоны, на довольно далеком расстоянии от кухни военнопленных, последним было предложено братьа) воду из накопления воды около плотины. Военнопленный — врач Годлевский, исполняющий обязанности санитарного врача, не производя а)никакого анализа этой воды, составил на имя администрации лагеря заявление, что вода из реки в пищу не пригодна, даже в кипяченом виде, т.к. может вызвать а)эпидемию среди военнопленных. При этом он основывался на том, что в реке полоскается белье и купаются местные жители, что соответствует действительности.

а) После такого заявления врача Годлевского военнопленные заявили, что употреблять пищу не будут, причем сам Годлевский возбуждал подобные настроения среди военнопленныха).

Администрацией лагеря после этого вода из реки была отправлена на анализ и 7 августа утром поступило заключение из бактериологического института, что вода пригодная для употребления в пищу и не содержит в себе никаких заразных веществ.

На основании этого нач[альник] лагеря Волков объявил врачам-военнопленным, что вода пригодна для употребления в пищу, что ею они впредь будут пользоваться. Тут же был составлен приказ по лагерю, в котором врач Годлевский изобличался в возбуждении недовольств среди военнопленных и объявлен ему арест сроком на 5 суток. б)Приказ был зачитан 7 августа днем перед всем фронтом военнопленныхб) .

По инициативе полковника Грабицкого [3], основная масса военнопленных из числа полковников, подполковников признали действия администрации лагеря — арест Годлевского неправильным и отказались от приема пищи на кухне военнопленных. 7 августа обедало только 128 чел. и ужинали 150 человек военнопленных.

Я лично усматриваю, что действие начальника лагеря т. Волкова по отношению к военнопленному Годлевскому в данном случае неправильное, ибо после получения анализа воды и объявления его врачам-военнопленным ни от кого из них не поступило протеста на ее употребление, также не было протеста со стороны Годлевского.

Считаю необходимым отметить, что в Грязовецком лагере, не в пример другим лагерям, заключение военнопленных на гауптвахту в)довольно частое явление, причем во многих случаях за провинности, не требующие совершенно таких репрессивных мер. Это вызывает большую озлобленностьв) со стороны военнопленных по отношению к администрации лагеря, усиливает антисоветские выпады и т.п. Неоднократными были случаи прямых угроз со стороны начальника лагеря т. Волкова расправой, судом, посадкой в тюрьму — «сгною в тюрьме» по отношению к отдельным военнопленным и даже в отдельных случаях перед всем фронтом военнопленных. Примеру начальника лагеря последовали и некоторые подчиненные — коменданты, помощники также «пробуют» угрожать военнопленным перед всем строем.

г)Почти совершенно не чувствуется работы политотделения в лагере среди военнопленных, кое-когда проводятся беседы индивидуального порядка среди военнопленных и то случайно. Причем были случаи, когда работники политотделения не были подготовлены к этим беседам, в результате чего среди военнопленных они превращались в посмешище.

Наблюдаются и такие случаи, что работники политотделения администрацией лагеря используются просто для зачитки перед фронтом военнопленных приказов о наложении на них административного взыскания.

Об изложенном сообщаю для Вашего сведенияг).

Нач[альник] ОО Грязовецкого лагеря
ст. лейтенант гос[дарственной] безоп[асности]
Эйльман

Резолюция в верхнем левом углу 1-го листа красными чернилами: «Тов. Хохлов. Нужно проверить работу т. Волкова и дать заключение по существу этого позорного факта. П. Сопруненко. 10.8.40 г.»
Помета по тексту документа простым карандашом: «Получено. 10.9.40 г. В дело. [Хохлов]».
Помета в верхней части 1-го листа синим карандашом: «Тов. Нехорошев. Прошу ознакомиться. П. Сопруненко».

РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4в.Д. 5. Лл. 146—147об. Подлинник. Рукопись. На бланке Грязовецкого лагеря.

___________________
а-а) Подчеркнуто красным карандашом.
б-б) Подчеркнуто красным карандашом. На полях отчеркнуто двумя чертами,
в-в) Отчеркнуто на полях тремя чертами простым карандашом,
г-г) Отчеркнуто на полях двумя скобками простым карандашом.

[1] См. № 111. 8 августа комиссар Грязовецкого лагеря старший политрук Т.Ф. Сазонов направил СВ. Нехорошеву политдонесение в связи с водворением на гауптвахту врача 3. Годлевского и последовавшей вслед за этим голодовкой военнопленных. В отличие от Г.А. Эйльмана, комиссар оценил действия начальника лагеря В.Я. Волкова, как правильные. Он сообщил, что «организаторами этого дела являются полковник Ежи Гробицкий, подпоручики Збигнев Гржибовский и Петр Круль, исполнителями — Виктор Субоч, Михневский и Ежи Турский, которые были как бы патрулями у столовой и не пускали в столовую, если кто из офицеров шел в столовую». Сазонов далее писал: «Посадить организаторов на гауптвахту начальник особого отделения т. Ельман [имеется в виду Эйльман. — Сост.]говорит, что нельзя, так как в них заинтересован 5-й отдел НКВД СССР, в особенности полковником Гробицким» (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4в. Д. 5. Лл. 148— 149). Нехорошев выразил недовольство позицией, занятой комиссаром лагеря.
[2] Годлевский Здислав Янович, 1909 г. рождения, врач-терапевт, поручик запаса, выпускник Варшавского университета, практиковал с 1937 г.
[3] О полковнике Еже Гробицком см. № 17, а также: «Katyn. Тоm 2». S. 99.

На правах рекламы:

• Центр Эко персона Алматы там.